Labels

SUPPORT JULIAN ASSANGE

Thursday, June 15, 2017

Прямая линия с президентом России Владимиром Путиным — LIVE



В эфире телеканалов «Первый», «Россия 1», «Россия 24», радиостанций «Маяк», «Вести FM» и «Радио России» вышла 15-я специальная программа «Прямая линия с Владимиром Путиным».
15 июня 2017 года
16:00
Москва


Прямая линия с Владимиром Путиным.
Т.Ремезова: Здравствуйте! В эфире «Прямая линия с Владимиром Путиным» – совместный проект Первого канала и канала «Россия». Нашу программу можно также смотреть на канале «Россия 24» и слушать в эфире радиостанций «Маяк», «Вести ФМ» и «Радио России».
В студии «Прямой линии» – Татьяна Ремезова и Дмитрий Борисов.
Д.Борисов: Добрый день!
Для начала хотел бы представить наших коллег, которые будут сегодня нам помогать. В колл-центре работают Мария Гладких и Наталья Юрьева, ну а с гостями здесь, в студии, – Вера Красова и Наиля Аскер-заде, Ольга Паутова и Ольга Ушакова.
Рядом с ними – люди, которые в минувшем году так или иначе становились героями самых ярких репортажей наших корреспондентов, люди, без которых сегодня, пожалуй, нельзя себе представить Россию.
Слово – Татьяне Ремезовой.
Т.Ремезова: Итак, в прямом эфире – Президент Российской Федерации Владимир Путин.
М.Гладких: Добрый день!
Мы находимся в центре обработки сообщений, в редакции «Прямой линии». В наш центр уже поступили 1 миллион 100 тысяч звонков по телефону. Напомню, что задать свой вопрос Владимиру Путину вы можете прямо сейчас. Номер телефона – традиционный: 8–800–200–40–40. Номер для СМС- и ММС-сообщений – 0–40–40.
Н.Юрьева: Помимо СМС и звонков наши операторы принимают и видеовопросы. Их можно отправить или через сайт moskva-putinu.ru, или с помощью специального приложения для мобильных устройств, которое называется так же: «Москва, Путину».
Вы можете обратиться к Президенту и в официальных группах нашей программы в социальных сетях «ВКонтакте» и «Одноклассники». Впервые на прямую видеосвязь с главой государства вы можете выйти с помощью сервиса «OK Live». Также это можно сделать с помощью приложения «Москва, Путину». Так Президент вас не просто услышит, но и увидит.
Звоните. Мы принимаем обращения до конца эфира. Время еще есть. Возможно, Владимир Путин ответит именно вам.
М.Гладких: Ещё одна новинка этой «Прямой линии». В этом году с помощью коммуникационной платформы SN Wall мы в режиме реального времени можем отслеживать то, как зрители обсуждают нашу программу в социальных сетях. На данный момент в «Фейсбуке», «ВКонтакте», в «Инстаграме» и «Твиттере» опубликовано уже 300 тысяч комментариев.
Для тех, кто хочет посмотреть нашу программу с сурдопереводом, ведётся трансляция в эфире Общественного телевидения России и на нашем сайте.
Д.Борисов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!
В.Путин: Добрый день!
Д.Борисов: Вот уже 12 дней наш центр обработки сообщений принимает вопросы. За это время принято уже 2 миллиона самых разных обращений. В первой пятёрке самых больных для россиян тем – рост цен, падение уровня жизни, ЖКХ, здоровье и, конечно, много личных просьб.
Т.Ремезова: Но я хотела бы заострить внимание на одном очень важном отличии этой «Прямой линии» от предыдущих.
Большинство обращений в нашу редакцию – не о настоящем, они о будущем: как будет жить наша страна в ближайшие годы, какими будут отношения России с другими государствами. Возможно, такова специфика предвыборного года, в это время, когда вопросов, прежде всего к власти, к Вам, всегда больше, чем обычно.
Д.Борисов: Но, прежде чем говорить о будущем, позвольте начать с настоящего.
В последнее время звучит довольно много оптимистичных оценок ситуации в нашей экономике. Можно ли говорить, правильно ли мы понимаем, что экономический кризис закончился?
В.Путин: Вы начали, по сути, с центрального вопроса: закончился ли экономический кризис? И очень хочется ответить положительно, естественно, очень хочется послать такой позитивный сигнал в общество, но при этом всегда думаешь о том, что вдруг что‑то случится, где‑то сбой произойдёт и т. д.
Но мы должны основываться, разумеется, делая выводы подобного рода, на объективных данных. О чём говорят объективные данные? Они говорят о том, что рецессия в российской экономике преодолена, и мы перешли к периоду роста. Я ещё вернусь к этому и скажу, почему можно сделать такой вывод, на основании каких данных.
Но начать всё‑таки хотел бы с другого, начать хотел бы с проблем, которые не решены и которые являются наиболее острыми. Вы, кстати, о них тоже упомянули. В чём они заключаются? У нас снизились реальные доходы граждан за последние несколько лет, и что особенно тревожно – это то, что увеличилось количество людей, живущих за чертой бедности, получающих доходы ниже прожиточного минимума.
Самая печальная ситуация в этом смысле у нас сложилась в начале и середине 90‑х годов, когда у нас за чертой бедности проживала почти треть населения страны. Это было почти 40 процентов населения: 35–37 процентов, по разным подсчётам, почти 40 миллионов человек. Самый низкий показатель и, соответственно, самый лучший в этом смысле мы зафиксировали в 2012 году.

В таком положении находилось 10,7 процента населения. К сожалению, за последние годы количество этих людей подросло до 13,5 процента. Казалось бы, это не так уж и много: несколько процентов, но за этими процентами десятки и сотни тысяч людей, их судьбы, поэтому мы должны об этом подумать.
У нас есть и нерешённые проблемы в экономике, и это прежде всего отражается на доходах людей. И какие это проблемы? Это структура экономики, которая нас не устраивает, и в этой связи можно сказать о низкой производительности труда: если мы не будем её повышать, то тогда не будет и новых рабочих мест, тогда не будут повышаться доходы, это ключевая вещь.
А теперь всё‑таки о том, наверняка мы к этим проблемам ещё сегодня вернёмся, сто процентов, у людей будут эти вопросы, мы детализируем все эти проблемы, что нам позволяет сказать о том, что рецессия закончилась, три квартала подряд наблюдается рост экономики, рост ВВП скромный, тем не менее из квартала в квартал.
В конце прошлого года, в четвёртом квартале, – плюс три процента, в первом квартале этого года – плюс пять процентов, в апреле – уже 1,4 процента. В целом за четыре месяца – плюс 0,7.
Растёт промышленное производство. Где‑то за первый квартал – плюс 0,7 процента. Я здесь кое‑какие данные актуальные для себя взял, чтобы не забыть, могу с ними вас тоже познакомить, это последние данные.
Наблюдается рост инвестиций в основной капитал – 2,3 процента, рост продаж автомобилей и ипотечных кредитов, что во всех экономиках является явным свидетельством начала роста, рост несырьевого и неэнергетического экспорта – на 19 процентов.
Наконец, очень важная составляющая макроэкономического характера: у нас рекордно низкая инфляция за всю новейшую историю России. На сегодняшний день – 4,2 процента, такого ещё никогда не было. Это говорит о том, что у нас есть все основания полагать: мы достигнем целевой инфляции четыре процента по году.
Растут золотовалютные резервы Центрального банка, международные резервы, в прошлом году мы начали с 368, закончили 378, в этом году они уже 407 миллиардов долларов. И один из важнейших показателей, я не могу о нём не сказать: у нас инвестиции в основной капитал растут быстрее, чем растёт экономика.
Экономика выросла на 0,7 процента за четыре месяца, а инвестиции в основной капитал – на 2,3 процента. О чём это говорит, если сказать проще? Проинвестировали уже в развитие производств 2,3 процента, это говорит о том, что уже сделан задел на будущий ближайший рост, и всё это, безусловно, не может нас не настраивать на положительный лад, и это не может не отражаться и отражается на некоторых вопросах социальной сферы.
Каких? Главное из них наше достижение, мы об этом говорим, и считаю необходимым сказать ещё раз: у нас значительно снизилась младенческая и материнская смертность. С 2000 года младенческая снизилась в три раза, а материнская – почти в четыре раза. Таких данных не показывает ни одна социальная сфера, наверное, в мире. И как результат – рост продолжительности жизни: было 70 с небольшим, сейчас – 72 года. Так что всё это в совокупности даёт нам основания говорить, что кризис преодолён.
Т.Ремезова: Владимир Владимирович, но всё‑таки Вы и сами сказали, что реальные доходы населения снизились, и официальная статистика об этом говорит. Всё‑таки когда этот рост экономики граждане реально почувствуют на себе? Когда это произойдёт?
В.Путин: Вы знаете, в принципе планка падения достаточно серьёзная была, поэтому почувствовать сразу сложно. Я сказал ведь в самом начале, что считаю эту проблему самой важной и самой острой.
У нас реальная заработная плата тем не менее с июля-августа прошлого года начала потихонечку расти и за прошлый год подросла на 0,7 процента. Конечно, наверное, это ещё пока трудно заметить, хотя в апреле этого года рост составил уже 2,3–2,4 процента.
Как вы помните, мы в начале этого года единовременную выплату сделали пенсионерам 5 тысяч рублей, проиндексировали с 1 февраля неработающим пенсионерам на 5,4, а потом ещё доиндексировали до 5,8 процента. Социальные пенсии проиндексировали.
Работаем с работодателями на предмет повышения нижней платки МРОТ, повысили в прошлом году на 20 процентов с лишним, в этом году ещё повысили МРОТ. В общем и целом обязательно будем двигаться к тому, чтобы люди реально почувствовали изменения к лучшему.
Т.Ремезова: Тем не менее пока очень многие жалуются на низкий уровень зарплат. У меня в руках целая пачка СМС, ММС, люди присылают нам в редакцию фотографии своих зарплатных платёжных ведомостей, что они получают. Например, зарплата дошкольного педагога (детский сад № 111, город Астрахань) – 7935 рублей. Это май 2017 года. Как можно жить на такую зарплату?
Медицинская сестра, медсанчасть, космодром Восточный, на руки в мае получила 10 246 рублей за месяц.
«Как можно получать пожарному 8000 рублей в месяц и рисковать жизнью за эту зарплату?» – это пишет начальник пожарной команды Александр Мельников из Саратовской области.
«Когда прибавят зарплату почтальонам? Получаем 3600, как жить?»
В.Путин: Насчёт 3600 надо проверить, откуда берутся такие цифры, безусловно. Потому что у нас есть минимальный уровень заработной платы, МРОТ есть, а он выше, чем 3600. Но все люди, которых Вы перечислили, относятся к такой категории бюджетников, которые не попали в так называемую «указную категорию».
Что касается тех бюджетных сфер, которые попали в указы 2012 года, там более или менее у нас соблюдается порядок повышения уровня заработной платы. Другие категории бюджетной сферы, которые в этих указах не оказались, – там сложнее, им не индексировали, несмотря на то что цены подросли, инфляция была значительная (в позапрошлом году она 12,9 процента была), а индексации не было. Это, конечно, несправедливо, я согласен. И я с Правительством на этот счёт говорил, у них есть поручение. С 1 января 2018 года доходы будут проиндексированы.
Т.Ремезова: Спасибо.
Д.Борисов: У нас много звонков на эту тему. Давайте подключим к разговору о реальных доходах населения наш колл-центр.
Наталья, Вам слово.
Н.Юрьева: Спасибо.
Владимир Владимирович, буквально только что звонили и спрашивали, как прожить на зарплату медсестры в Приморье. Социально-экономические проблемы традиционно самые острые и беспокоят наших граждан больше всего.
Вижу ещё одно обращение на эту тему, тоже крайне болезненная проблема – низкие зарплаты учителей в регионах.
Давайте выведем в прямой эфир по видеосвязи Алёну Остальцову из Иркутска.
Алёна, добрый день, Вы в эфире. Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос.
А.Остальцова: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!
В.Путин: Здравствуйте.
А.Остальцова: Я Остальцова Алёна Валерьевна, беспокою Вас из Иркутской области, из города Шелехова. Наверное, это распространённый вопрос – почему такие маленькие зарплаты у учителей. Я работаю учителем начальных классов, отработала год, свыше 16,5 тысячи я не получала. Также я не получала подъёмные для молодого специалиста. Я очень люблю свою работу, очень люблю работать с детьми, но зарплата не оставляет мне выбора. Как существовать на эти деньги? Спасибо.
В.Путин: Алёна, это Иркутская область, да, Вы сказали?
А.Остальцова: Да.
В.Путин: Город Шелехов, видимо, небольшой населённый пункт, не знаю, насколько комплектна ваша школа, но мы с Вами знаем, и все другие учителя страны знают, что была поставлена задача – довести заработную плату учителей по средней по экономике. Я боюсь ошибиться, не помню точную цифру, сколько средняя по экономике в Иркутской области, но где-то 30 тысяч с небольшим. Средняя по экономике в Иркутской области – 30 с лишним тысяч. У учителей даже чуть больше в Иркутской области.
Что происходит на практике? У нас деньгами учителей и определением уровня заработной платы распоряжается сама школа, она определяет штатное расписание и доплаты к окладу. Это делает сама школа. Повторяю: штатное расписание и доплаты. Ясно, что молодой специалист, а Вы молодой специалист, должен получать чуть меньше, чем опытные педагоги, со стажем и так далее. Но неясно, почему в 2–3 раза меньше, и для меня тоже непонятно. Надеюсь, что руководство области, руководство соответствующих структур, которые занимаются образованием, конечно, обратят на это внимание.
Сейчас я о чём подумал: такой разницы в доходах, как я сказал, быть не должно. Поэтому, если это происходит на практике, наверно, вполне было бы обоснованно обозначить какой-то минимум или минимальное соотношение между уровнем доходом молодых специалистов и тех, кто уже имеет большой стаж. Над этим, наверно, надо подумать.
А.Остальцова: Спасибо большое.
В.Путин: По поводу 11 тысяч – это, конечно, странно. Повторяю: в разы зарплаты отличаться не должны. Поразбираемся с Вашим конкретным случаем.
Т.Ремезова: Перед эфиром мы общались с авторами обращений в редакцию, в том числе и на эту тему. Действительно, ситуация по регионам везде очень разная и во многом зависит от того, кто регионом руководит.
За последний год в руководстве регионов России произошли масштабные перемены, такого не было никогда: Бурятия, Калининград, Карелия, Киров, Марий Эл, Новгород, Пермь, Рязань, Севастополь, Тверь, Тула, Удмуртия, Ярославль. Почему, и все ли губернаторы-новобранцы справляются со своими обязанностями?
В.Путин: Вы знаете, во многих местах уже подошёл срок для губернаторов, многие из них уже отработали более 10 и даже больше лет. Честно говоря, они сами уже поставили вопрос о том, чтобы использовать их на других участках работы.
Где-то мы почувствовали, что люди уже хотят перемен, и поэтому инициировали этот процесс. Но по поводу того, справляются или не справляются, – это вопрос прежде всего к гражданам. Некоторые из избранных руководителей регионов, перед тем как пойти на выборы, проработали там полгода и год, и, когда пошли на выборы, люди за них проголосовали, доверили им судьбу региона, поэтому можно сказать, что люди посчитали, избиратели посчитали, что эти кандидаты справляются. Но, конечно, любые выборы, результаты любых выборов – это аванс, который даётся людьми руководителю любого уровня при начале своей трудовой деятельности на этом новом высоком посту.
Справляются или не справляются, ещё раз вернусь к этому вопросу. Должны справляться, у них есть для этого всё, несмотря на то что все они, как правило, люди достаточно молодые, тем не менее у них есть большой опыт государственной работы и жизненный опыт, и, кроме того, конечно, можно на них всё что угодно свалить, но там не всё просто в регионах и с финансами.
В этом смысле Федерация им помогает, подставляет плечо. Для решения, кстати говоря, этих вопросов социального характера – выравнивания заработной платы – в федеральном бюджете этого года предусмотрено 40 миллиардов рублей. И больше того, я ещё попросил Правительство, чтобы добавили, и Правительство это сделало, зарезервировали ещё плюс 10 миллиардов рублей. Так что у них поддержка есть, есть и свои собственные программы в социальной сфере, надо работать и показывать результат.
Т.Ремезова: Такой вопрос пришёл к нам на сайт «Прямой линии»: «Две недели назад Европа продлила антироссийские санкции ещё на год. Скажите, готовы ли мы жить под санкциями десятилетиями?»
В.Путин: На самом деле история России показывает, что мы, как правило, и жили под санкциями, начиная с того момента, когда Россия начала вставать на ноги и чувствовать себя крепко. Когда наши партнёры в мире чувствовали в лице России серьёзного конкурента, так под разными предлогами вводились какие-то ограничения, это было на протяжении всей нашей истории, я уже не говорю даже про советское время, и раньше это было, ещё до Октябрьской революции. Поэтому здесь нет ничего удивительного.
Сейчас мы знаем, что в Сенате Соединённых Штатов опять законопроект возник по поводу ужесточения этих санкций. Кстати говоря, почему? Ведь ничего такого не происходит экстраординарного. В связи с чем на голом месте опять начали говорить об этих санкциях? Это, конечно, и свидетельство продолжающейся внутриполитической борьбы в Штатах, тем не менее это происходит, и, я считаю, достаточно на голом месте. Так что не было бы Крыма, не было бы других проблем, придумали бы что-нибудь ещё для сдерживания России, так всегда и подавалась политика сдерживания России.
Что с этими санкциями произошло и как они на нас отразились, отразились или нет? Да, отразились. Кардинально или нет? Не думаю. На нас больше отразилась мировая конъюнктура и снижение цен на традиционные наши товары – нефть, газ, металлургическую промышленность, химию и так далее. Как считают наши партнёры?
Госдеп США считает, что эти санкции привели к минусу одного процента ВВП для нашей экономики, европейцы считают, что чуть побольше, ООН даёт такие цифры – в ООН считают, что мы потеряли где-то 50–52 миллиарда долларов, а те страны, которые ввели санкции, потеряли 100 миллиардов долларов. Так что это обоюдоострое оружие и вредит всем, в том числе и тем, кто это делает.
Но, как ни странно, есть и плюсы. В чём они заключаются? В том, что мы вынуждены были включить мозги, таланты, сосредоточить ресурсы на ключевых направлениях, а не только пользоваться нефтью и газодолларами. К чему это привело? У нас реально начало расти производство в таких важных, сложных отраслях.
Мы восстановили компетенцию в радиоэлектронике в значительной степени, авиастроении, ракетной области, фармацевтике сейчас у нас идут хорошие процессы, в тяжёлом машиностроении. Уже не говорю про сельское хозяйство. Мы с вами знаем, рост около трёх процентов, и Россия стала номером один, лидером по экспорту зерновых, по экспорту пшеницы. Так что вот вам результат.
У нас в разы сократились закупки по импорту, собственное производство, скажем, по мясу свинины, мясу птицы, закрывает практически всю нашу потребность. Более того, мы сейчас ищем рынки сбыта.
Я с нашими китайскими друзьями договариваюсь о том, чтобы они открыли китайский рынок для наших производителей свинины и мяса птицы, поэтому у нас есть и положительные моменты.
Конечно, это ненормальная ситуация, все эти ограничения ни к чему хорошему не приводят, а надо стремиться к тому, чтобы мировая экономика функционировала без этих ограничений.
Д.Борисов: Если позволите, вернусь к теме оценки региональных властей нашими зрителями. 12 дней мы собираем вопросы, и, удивительное дело, мы заметили, пока готовили эту «Прямую линию», что наши корреспонденты в процессе анонсирования сегодняшнего эфира брали некоторые вопросы уже себе в сюжеты заранее, показывали видеообращения, вопросы, жалобы. И происходило чудо: на следующий день после того, как этот сюжет выходил в эфире Первого канала или телеканала «Россия», в городах стали срочно класть асфальт, приезжали бригады маляров, стали красить стены, фасады ремонтировать. Вроде как бы и нет проблемы, с одной стороны.
С другой стороны, есть и другая тенденция. Таня [Ремезова] не даст соврать, как раз в её эфире была история, как пожаловались люди на очереди в поликлиниках, а потом вроде выясняется, что врачи говорят: «Всё неправда, это искусственный вопрос». И есть такая тема, с одной стороны, псевдопомощи, когда делают вид, что проблема не настоящая. С другой стороны, наоборот, псевдопроблемы, когда вроде проблемы нет, но её пытаются создать.
Очень важно, хотелось бы отметить, что мы все такие случаи фиксируем. И, несомненно, и Вам, Владимир Владимирович, и Администрации Президента предоставим список этих, с одной стороны, псевдорешённых вопросов, и, с другой стороны, вот таких вот…
В.Путин: Вы знаете, в этом тоже есть определённый смысл – один раз в год проводить такие мероприятия. Где-то, где плохо шевелились, может быть, что-то сделают хорошее: и дорогу положат, где нужно, и со здравоохранением поразбираются, другие социальные вопросы порешают. Это такие фрагментарные вещи. Для меня важно другое – понять настроение общества, понять, что людей сегодня больше всего беспокоит, вот этот огромный массив. Конечно, невозможно ответить на все вопросы, это нереально. Но на какие-то вопросы мы с вами ответим сегодня, я отвечу с вашей помощью, а на какие-то – нет. Во всяком случае, будет понятно мне, Правительству, Администрации Президента, что на сегодняшний день является главным, основным, даже какой-то кричащей проблемой, на что нужно обратить особое внимание. Уже за это, за то, что люди принимают участие в этой совместной работе, я хочу поблагодарить всех наших телезрителей, всех, кто через интернет обращается.
Т.Ремезова: Знаю, что тема санкций нашла отклик среди гостей нашей студии.
Слово Ольге Паутовой.
О.Паутова: Владимир Владимирович, у нас в зале очень много представителей агробизнеса. Их скорее волнуют наши ответные меры на санкции и связанное с ними импортозамещение.
Рядом со мной Сергей Королёв, глава Национального овощного союза. По его словам, за последние три года наши фермеры смогли научиться выращивать самые вкусные, главное, полезные помидоры и огурцы.
Сергей Валерьевич, урожай-то богатый у нас?
С.Королёв: Растём примерно по 20–30 процентов в год.
Владимир Владимирович, Вы сегодня затронули тему санкций. Мы воспринимаем те меры, которые были введены в отношении России, как подарок, дополнительный инструмент поддержки нашего агропромышленного комплекса. И ответные меры, которые были введены, уже дали свой эффект.
Сегодня мы, что касается овощеводства, плодов, растём такими темпами, которыми не росли за всё время Советского Союза, современной истории России. И могу Вам сказать, что мы уже на 50 процентов выросли по сравнению с тем моментом, когда были введены ответные меры. Мы вложили уже в овощеводство 150 миллиардов рублей инвестиций. Вы сегодня говорили про эти цифры, инвестиции растут, 150 миллиардов за короткий период. Такой динамики не было никогда. Создали более 10 тысяч рабочих мест. И, безусловно, конечно, мы и дальше готовы продолжать эту работу.
Но всех интересует вопрос. Всё-таки вчера сенат принял решение, Европа заявила о том, что будут продолжены, даже расширены санкции. Будем ли мы продлевать наши антисанкции в ответ на те решения, которые были приняты на Западе?
И второй вопрос, Владимир Владимирович: когда, не дай бог, эти санкции закончатся, можем ли мы рассчитывать на Вашу поддержку в защите нашего внутреннего рынка, как это уже было по турецким томатам, за которые Вам отдельное спасибо от всех овощеводов России?
В.Путин: Вопрос не частный, касается всей страны. Почему? Потому что два года назад, мы с Вами об этом хорошо знаем, как раз производство овощей, фруктов было наиболее проблемной точкой, в том числе отразилось на доходах граждан, потому что цены подросли. Мы закрыли, по сути, импорт или прикрыли его сильно, но собственного объёма производства, нужного для нашего потребителя, у нас не было. Мы сделали всё, сейчас не буду перечислять эти меры, – Вы их знаете лучше, чем даже я, надеюсь, что Вы ими воспользовались, – чтобы наши производители нарастили производство овощей и фруктов, прежде всего овощей. Инфляция у нас два года назад до 12,9 процента доходила, в том числе и из-за этого. В том числе. Не только, но в том числе.
Мы исходили из того, что наш сельхозпроизводитель, и производитель мяса в животноводстве, производитель овощей и фруктов, должен набрать такие обороты, чтобы закрыть потребление собственного рынка. И у вас это получается, за что Вам огромное спасибо. Не только Вам, но и всем людям, которые на селе живут.
И инфляция у нас сегодня, смотрите, 4,2 процента. Вот вам результат. Он есть и пошёл на пользу целой отрасли экономики, где у нас чуть ли не одна треть населения живёт и работает, если из социальной сферы взять. Это очень хорошо. И качество действительно лучше, Вы правы.
У нас Правительство продлило действие санкций до конца текущего года, до 31 декабря. Будем смотреть, как будут складываться наши отношения со странами, которые вводят ограничения в отношении нашей экономики.
Что касается бесконечного продления каких-то ограничений. Если наши партнёры в отношении нашей экономики санкции будут снимать, то мы тоже должны будем это делать, иначе мы столкнёмся с проблемами в рамках ВТО. Я хочу сказать, что, во-первых, мы должны обеспечить конкуренцию на внутреннем рынке в интересах потребителей, в том числе для жителей крупных городов. А во-вторых, мы очень рассчитываем, мы вам сегодня помогаем изо всех сил для того, чтобы вы набрали эти обороты, стали бы конкурентоспособными. И если и качество, и производительность труда у вас будут не ниже, чем у ваших конкурентов, то вы всегда будете иметь преимущество на собственном рынке, имея в виду, что у вас логистика намного дешевле. Поэтому, так скажем, не прямая поддержка, а косвенная, которая не запрещена в рамках ВТО, – а там много на самом деле лазеек, – конечно, будет продолжаться. Но такой вот массированной и прямой, грубой, что ли, наверное, – на неё не нужно рассчитывать, а нужно уже сейчас сделать всё для того, чтобы быть конкурентоспособными в ближайшей перспективе.
Т.Ремезова: Сейчас обратимся в колл‑центр, давайте послушаем телефонный звонок. Мария, Вам слово.
М.Гладких: Да, спасибо, Таня.
Владимир Владимирович, многие люди звонят с таким вопросом, что они на местном уровне долгое время не могут решить свои вопросы сами, но, уже отчаявшись, понимают, видимо, что, обратившись к Вам, быстрее смогут решить свои вопросы. И сейчас у нас есть звонок из Забайкальского края.
Здравствуйте! Вы в эфире. Представьтесь, пожалуйста.
Н.Калинина: Здравствуйте!
Уважаемый Владимир Владимирович, обращается к Вам жительница Забайкальского края Оловяннинского района Калинина Наталья Александровна. 29 апреля 2015 года у нас полностью сгорело село Шивия. На данный момент я осталась без жилья.
Нам предоставляли жильё, но оно непригодно для проживания. У меня на руках маленький ребёнок, я мать-одиночка. Куда я только ни обращалась, но все инстанции занимаются только отписками. Наша районная администрация только разводит руками.
Дочке в этом году идти в первый класс, а у нас нет прописки. Проживаем мы в старом заброшенном доме. Владимир Владимирович, будьте добры, помогите, пожалуйста, получить новое нормальное жильё.
Огромное Вам спасибо. Храни Вас Бог.
В.Путин: Наталья Александровна, не отключайтесь, пожалуйста. Это какая область?
Н.Калинина: Оловяннинский район, Забайкальский край.
В.Путин: Забайкальский край? Странно.
Забайкальский край, действительно, – это пожары 2015 года, лето 2015 года, и мы полностью выделили федеральные деньги на то, чтобы обеспечить людей жильём: те семьи, которые пострадали.
Я не помню сейчас точную цифру, но, по‑моему, это чуть больше полумиллиарда, 300 с лишним миллионов выделялось как раз на решение жилищных проблем, и эти деньги должны были пойти именно на приобретение жилья либо на строительство нового жилья для таких семей, как у Натальи Александровны.
Там новый губернатор. Правда, она пришла уже на следующий год. Но я её попрошу с этим разобраться, обязательно попрошу разобраться прокуратуру: где деньги, как они были израсходованы. Но в любом случае, Наталья Александровна, Вашу проблему мы решим. Это обязанность государства, это были наши обещания обеспечить всех людей жильём, тех, кто пострадал от пожара. И мы это сделаем.
Д.Борисов: Мария, а какая статистика сейчас? Сколько звонков поступает в колл‑центр в минуту? Какая нагрузка на линию?
М.Гладких: Да, Дмитрий, обязательно назову статистику, но сначала хотела бы показать, как формируются вопросы для «Прямой линии». Наши операторы на каждого дозвонившегося человека составляют такие анкеты, где указывают имя, пол, возраст, род занятий и, конечно же, сам вопрос.
Например, эта анкета от Эллы Павскиной из Московской области, она спрашивает про очереди в детском саду. Каждую минуту мы получаем 106 СМС- и ММС‑сообщений, в среднем нашим операторы принимают 127 звонков в минуту, а при максимальном дозвоне мы принимаем где‑то 456 звонков. Но это при самой максимальной загрузке линии.
Сейчас у нас есть звонок, дадим слово Ивану Ивановичу Таркину из Владивостока. У Вас уже вечер, поэтому добрый вечер, Вы в эфире. Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос.
И.Таркин: Уважаемый Владимир Владимирович!
Иван Таркин, вольный Владивосток.
Господин Президент, подскажите, что у нас творится с «дальневосточным гектаром»? Кроме как издевательством это не назовёшь. Чтобы зарегистрировать свой участок, нужно сидеть месяцами на сайте и всё зря, программа постоянно зависает.
Мне удалось каким-то чудом получить кадастровый номер, распечатать договор, подписать его и в феврале отдать в Земельный комитет Владивостока.
И с тех пор договор на руки мне не выдают под различными причинами. А вот 100 лет назад у Столыпина с его примитивными инструментами таких ошибок не было. Почему?
В.Путин: Про Столыпина, конечно, Вы к месту вспомнили, только надо иметь в виду, что там были ещё и столыпинские вагоны, куда насильственно помещали людей, и были так называемые «столыпинские галстуки» – это не что другое, как виселица. Но, правда, надо не забывать всё то положительное, что было сделано Столыпиным для нашей страны, именно поэтому и памятник ему стоит в Москве у Дома Правительства. Но у нас смертная казнь не применяется, как Вы знаете, хотя иногда, Вы понимаете, что я имею в виду.
Что касается этого гектара. Вы знаете, во‑первых, в целом программа идёт неплохо, я сейчас об этом скажу. Сложнее всего, кстати говоря, в Приморском крае, объясню почему. Во‑первых, с февраля этого года мы приняли решение дать возможность всем гражданам России, если они хотят переселиться на Дальний Восток, получить этот «дальневосточный гектар».
И сразу резко увеличилось количество заявок, их 92 тысячи, даже эта система, которая была настроена на обслуживание решения этого вопроса, даёт сбои, из 92 тысяч заявок 27 тысяч удовлетворены, то есть больше чем треть, – это первое.
Второе. Если в среднем получение земельного участка в европейской части занимает, как это ни печально, до трёх лет, на Дальнем Востоке, имею в виду этот гектар, – это два месяца с небольшим.
Ваш случай, конечно, плохой, из ряда вон. В чём может быть проблема, я конкретно ведь не знаю, но мы, безусловно, постараемся Вам помочь, уверен, что и министры сейчас нас соответствующие региональные слушают, и вице-премьер Трутнев Юрий Петрович слышит, они среагируют наверняка.
В чём там проблема? Проблема главная заключается в том, что нет нормального кадастра – первое.
И второе – очень много ведомственной земли: и Минобороны, и Академии наук, и всего, что связано с природоохраной. Вот на бумаге – одно, а на земле, реально – другое. Поэтому Вам номер кадастровый выдали, а потом, наверное, когда начали проверять, там наверняка какие‑то несовпадения, и нужно урегулировать со всякими ведомствами эти несовпадения.
Я этим тоже постараюсь позаниматься, постараюсь помочь коллегам и губернаторам эти вопросы гармонизировать таким образом, чтобы не было проявлений подобно Вашему. Уверен, что Вы свой гектар получите. Хочу пожелать Вам удачи.
Т.Ремезова: Несмотря на то что с Дальнего Востока действительно приходит много жалоб и нареканий на то, как на практике идёт выделение земли по этой программе, из других регионов жалуются, когда же этот гектар станет не только дальневосточным, но и всероссийским. Например, Василий Геннадьевич Денисов, город Благой, Тверская область, задаёт Вам такой вопрос: планируется ли расширить программу «Дальневосточный гектар» в масштабах всей страны? Неужели в России не осталось пригодных земель?
В.Путин: Пригодных земель в России достаточно. Одних только земель сельхозугодий, не использованных по назначению, свыше 43 миллионов гектаров. Это огромные, просто колоссальные земельные запасы.
Нам сначала нужно провести, наверное, этот эксперимент полноценно на Дальнем Востоке. Видите, несмотря на в целом достаточно благоприятную ситуацию, встречаются и такие случаи, о которых мы только что слышали по телефону, наш коллега об этом высказывался. Нам сначала нужно отработать эту систему хотя бы на Дальнем Востоке. Нужно разобраться с кадастром.
В целом я думаю, что человек, который задаёт этот вопрос, прав, и нам нужно вводить в оборот. Делать, конечно, это нужно очень аккуратно, с тем чтобы не возник вторичный рынок этого «гектара», а то ведь у нас народ очень талантливый: можно «гектаров» понабрать, а потом тут же вторичный рынок возникнет, начнётся перепродажа без реальной обработки. Хотя в этом законе о «гектаре» всё прописано. Он в собственность не передаётся, пять лет человек должен отработать, показать результат, только потом может получить либо в долгосрочную аренду, либо в собственность – в принципе там это всё есть, – и не может продать иностранцам. Надо это всё до конца, в деталях, отработать на Дальнем Востоке. Но идея правильная на самом деле.
Т.Ремезова: Спасибо.
Д.Борисов: В этом году и редакторы колл‑центра, и все мы, кто работал на «Прямой линии», отбирали отдельные списки вопросов не только для того, чтобы вывести человека в прямой эфир по телефону или записать видеообращение, но и для того, чтобы сразу отправить на место события съёмочную группу, чтобы посмотреть своими глазами, глазами наших коллег, что же происходит там, на местах. И первая такая точка – подмосковная Балашиха. Там находится наш коллега Дмитрий Кайстро.
Д.Кайстро: Здравствуйте!
Сегодня дождь и не очень хорошая видимость, но гигантские мусорные отвалы заметны в самом сердце микрорайона подмосковной Балашихи. Эта свалка существует здесь больше 50 лет. Она отравляет всё окружающее, и самосвалы с мусором идут здесь день и ночь. Эта свалка заметна уже из космоса, она примерно 50 гектаров и приближается к окружающим домам.
Мы несколько дней работали здесь, и когда мы подъехали к мусорному полигону, оттуда выехали крепкие молодые люди, они одели «экологические» футболки, на которых было написано «Экологический контроль». И тут же показали нам некую линию по переработке мусора, даже украшенную шариками в цвета российского триколора, – что называется, сработали на опережение. И вы знаете, это иллюстрация этого места и этой беды, которая сплотила здесь десятки тысяч людей. Нам никого не пришлось искать, люди пришли сами, чтобы спросить о наболевшем и задать свой вопрос.
Здравствуйте!
Е.Михайленко: Здравствуйте!
Мы жители микрорайона Кучино, город Балашиха, а также Ольгино и Павлино. Мы находимся в тяжёлой ситуации, просто невыносимой. В черте города, всего в 200 метрах от жилых кварталов, детских садов и поликлиник, а также в 20 километрах от Кремля находится огромная свалка – самая большая в Московской области. Это нарушение 89‑го Федерального закона.
На теле полигона происходят ежедневные возгорания, невозможно дышать, постоянно происходит выброс газов: метилмеркаптан, диоксид серы. Всё это преобразуется в сероводород, этим всем мы дышим. Рвота, тошнота – постоянно. Это просто невыносимо.
Мы обращались во многие инстанции на разных уровнях. Нам приходят какие‑то отписки, это всё документально подтверждено. Мы не знаем, что нам делать. Это проблема не только наша, это проблема вообще всей страны. Что нам делать в этой ситуации, мы не знаем. Обращение к Вам – это последняя надежда.
В.Путин: Вопрос очень болезненный и сложный. Я прекрасно Вас понимаю. Посмотрел сейчас эту свалку. Как ведущий сказал, она складывалась 50 лет. Кстати говоря, я смотрю, Вы стоите на фоне дома: ему явно не 50 лет. Кто‑то принял решение строить здесь дома, рядом с этой свалкой, которая складывалась 50 лет. Тоже надо вспомнить, наверное, «добрым словом» тех людей, которые принимали решение о строительстве в этом месте. 50 лет складывалась. Тем не менее мы имеем то, что имеем, и должны на это реагировать. Конечно, мы знаем о проблеме, которая наиболее остро, кстати говоря, имеет место в Московской области, в Татарстане, в Туле, в некоторых других регионах.
Но что предполагается сделать? Во‑первых, принято решение о строительстве мусороперерабатывающих заводов. На первом этапе их будет четыре, три из них в Московской области. Кстати говоря, это хорошие технологии, японские, по-моему, «Хитачи», и строить будет наша компания «Ростех». Надо сделать это как можно быстрее. Это первое.
Второе: из федерального бюджета выделено 5 миллиардов рублей – это достаточно приличные деньги – на решение текущих, наиболее острых вопросов. И у Вас, безусловно, один из таких острых текущих вопросов. Я попрошу и губернатора, и Правительство Российской Федерации использовать эти ресурсы для того, чтобы заняться наиболее острыми вопросами, такими как Ваш. И надеюсь, что это будет сделано.
У нас закон принят уже давно по поводу работы с отходами, но его введение в действие постоянно откладывали, теперь принятие решения, по‑моему, с 1 января 2019 года. Почему откладывали? Откладывали потому, что предусмотрены так называемые утилизационные сборы для промышленности, и в условиях экономического кризиса считалось, и промышленность нас всё время просила не вводить эти сборы, потому что это обременяет экономику – первое.
И второе, что касается уже граждан: предусматривалось, в этом законе предусмотрено, что будут делаться определённые экологические отчисления и гражданами, но эффект от этих отчислений не сразу будет виден, потому что нужно сначала что‑то построить на эти средства, а потом уже будет виден эффект. И всё время это вызывало сомнения: а поймут ли люди, нужно ли это делать? Я хочу обратиться ко всем, кто будет этим заниматься и занимается сейчас: люди, безусловно, поймут, если будут видеть, куда деньги идут, а для этого нужен общественный контроль.
Кстати говоря, хочу поблагодарить Общероссийский народный фронт, который создал соответствующую карту. Сотни людей уже работают на эту тему, выявляют наиболее проблемные вещи. А что касается Балашихи, то позанимаемся отдельно, постараемся это сделать. Я прекрасно понимаю и вижу, вижу сейчас прямо остроту этой проблемы, она складывалась десятилетиями. Попробуем сделать это как можно быстрее.
Д.Борисов: Кстати, Балашиха – как раз один из тех примеров, про которые я говорил. Мы выбирали точки для включений, и эти вопросы шли все 12 дней, что мы принимали сообщения из разных регионов. Мы выбрали Балашиху, поехали. Всё видно, чувствуется.
В.Путин: Ну естественно, чего же? Там люди стоят, а там вонища рядом.
Д.Борисов: Экран, к сожалению, не передаёт запах. Но сейчас Вы смотрели то, что нам показывал Дмитрий Кайстро, что вроде чуть-чуть облагородили, уже какая-то линия там появилась за один день. А у нас есть фотография, сделанная накануне. Просто хочу показать, если у нас есть возможность.
Вот так, это Балашиха, наши дни, вчера. За один день неожиданно шарики повесили, всё появилось. Проблему вроде как решают. Говорят, что проблемы вроде нет.
Т.Ремезова: А сейчас у нас на прямой связи Иркутская область, озеро Байкал, крупнейший остров Ольхон. Там работает наш коллега Павел Зарубин.
П.Зарубин: Здравствуйте, Москва, остров Ольхон посреди Байкала. Посмотрите, какая красота! Скала Шаманка – одна из главных достопримечательностей озера.
Мы, кстати, чуть позже с вами увидим, что здесь практически все деревья обвязаны красивыми лентами, поскольку, по местным преданиям, считается, что скала Шаманка, мыс Гурхан – это особое сакральное место, место поклонения.
Конечно, последние годы сюда, на Байкал, на остров Ольхон приезжает огромное количество туристов. Вдумайтесь только: в посёлке Хужир, в котором мы сейчас работаем, 10 лет назад не было даже света, а сейчас в этом посёлке, в котором живёт всего полторы тысячи человек, каждый день летом размещается две-три тысячи туристов. Каждый день!
В Ольхонском районе в эти дни стартовал Ердынский фестиваль. Очень красивое зрелище, этнокультурный фестиваль. Давайте буквально несколько секунд посмотрим и послушаем.
Увидеть всё своими глазами сюда, конечно, приезжает огромное количество иностранцев, вы бы видели, сколько их здесь, но местные жители, нужно сказать, говорили нам, что чувствуют в последнее время себя здесь чуть ли не в резервации.
Дело в том, что несколько лет назад в России существенно ужесточили природоохранное законодательство и водоохранная зона Байкала теперь распространяется на десятки километров вглубь, и люди говорят, что если дословно выполнять закон, то им вообще больше ничего нельзя делать.
Люди говорят, что это очень острая проблема, об этом говорили нам практически все жители посёлка, особенно активным мне показался Виктор.
Виктор, пожалуйста, Вам слово.
Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!
Во-первых, начнём с дороги. Дорога от парома до Хужира отвратительная, считайте, что её нет, вообще нет дороги. Народу ездит много, каждый выбирает себе что помягче, потому что машины дорогие, все с этой дороги съезжают, топчут всю растительность, после этого трава не растёт уже десятками лет.
Этой дорогой никто не занимается, уже 10–15 лет отсыпки не было, а начальство наше из области и из района тоже прилетает только на вертолётах, они дорогу эту не видят и не знают, что это такое, что голова отваливается, машины переворачиваются.
П.Зарубин: Час назад руководство области сюда прилетело на вертолёте, действительно. Вон там стоит вертолёт, мы его видим.
Вопрос: И ещё по воде. Мы живём на воде. Посмотрите, сколько воды у нас, а пьём мы её из скважины. Пьём такую дрянь! Берёшь чайник трёхлитровый, как будто он там полный, а там накипи в два пальца, и никакой фильтрации, ничего, не могут даже водонапорную башню хорошую поставить.
В.Путин: Дорогу, я так понимаю, тоже нельзя строить здесь? Или можно?
Вопрос: Да, дорогу нельзя строить, потому что по закону на острове нельзя делать карьеры, а карьеры делать только на материке. А через паром каждую машину ждать, каждый паром по расписанию ходит, – не навозишься.
В.Путин: Так вам ещё нельзя в связи с этим законом.
Вопрос: Да, в связи с этим законом.
Когда организовали наш Прибайкальский национальный парк, у нас на острове сделали заказник. И когда нам в клубе на сходе эти представители обещали золотые горы, что «мы ваши права ущемлять не будем, ничего плохого у вас не случится».
На самом деле случилось всё: в лес – нельзя, в поле – нельзя, скотину решили даже, до того дошло, арестовывать: «Если в первый раз не поймёте, будем отстреливать вашу скотину!»
В.Путин: Смотрите, мы только что были в Балашихе и видели, в каких условиях там живут люди. И это результат того, что не следили в своё время за экологическими нормами и строили жильё там, где его строить было нельзя.
Теперь, безусловно, эту проблему решать нужно, – хочу ещё раз вернуться, это производит впечатление, то, что я сейчас видел, – надо всё сделать, чтобы Балашихе помочь и людям, которые там живут.
Здесь другая сторона медали, но той же самой, той же самой проблемы. Здесь Вы сказали о том, что ужесточили, слишком ужесточили экологические нормы и требования в законе. Но эти территории наверняка ещё защищены нашими международными обязательствами.
Что в этой связи можно сказать? Конечно, всё должно быть в рамках разумного. Водоохранная зона, о которой Вы, по сути, сейчас говорите, она должна соответствовать не только статусу и значению Байкала. Она должна соответствовать и потребностям людей, которые там же живут.
Конечно, нельзя заставлять людей таскать воду в вёдрах и в бидонах за несколько километров. Качество воды должно быть обеспечено, дороги должны быть сделаны. Нужно вносить изменения в действующие правила и в действующие законы, которые позволили бы осуществлять согласованную с экологическими организациями хозяйственную деятельность, обеспечивающую нормальную, цивилизованную жизнедеятельность людей, уже живущих на этих территориях.
Нужно будет внести изменения в эти законы. Я для себя это пометил. Вместе с Вами поработаем. Повторяю: вместе с экологическими организациями, которые должны следить за тем, чтобы мы здесь не перестарались. Но сделать это нужно совершенно точно.
Думаю, что наши обязательства перед международными структурами не пострадают от этого. У них, кстати говоря, там, за бугром, о людях прежде всего думают. Почему мы не можем поступить так же? Я не понимаю. Обязательно будем делать это.
Т.Ремезова: Спасибо, Ольхон.
К нам в редакцию поступило очень много вопросов от молодых мам, и мы решили отправиться в один из перинатальных центров, открывшихся в Республике Башкортостан. Там работает наш коллега – Иван Прозоров.
И.Прозоров: Коллеги, добрый день!
Мы находимся в Уфе, в современном многофункциональном центре «Мать и дитя». Здесь проводят и высокотехнологичные операции, в том числе и по госквотам.
Конечно, главное назначение этого комплекса понятно из названия «Мать и дитя». Обратите внимание, мы сейчас в палатах для новорождённых, и здесь мамы ухаживают за младенцами. Кстати, мы знаем, что эта мама с ребёнком уже готовиться к выписке. Остались буквально считанные часы до того, как она окажется дома.
Вот здесь ребёнку нет ещё и двух дней от роду. И мама, и дети чувствуют себя превосходно, и заслуга это в том числе Руслана Гарифуллина, врача, акушера-гинеколога, который работает здесь с момента открытия этого центра.
Здесь почти за три года появились на свет уже две тысячи малышей. Руслан написал текстовый вопрос на сайт «Прямой линии с Президентом». Сейчас есть возможность задать его лично.
Руслан, Вам слово.
Р.Гарифуллин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!
Я 15 работаю в роддоме, врач, акушер-гинеколог. За это время я успел…
И.Прозоров: Прошу прощения, извините. Мне коллега подсказывает: за спиной бокс, который за нами сейчас, туда зашёл – это молодой отец, у которого появился ребёнок. Правильно я понимаю?
Р.Гарифуллин: Да, молодой папа. Только что стал отцом.
И.Прозоров: Извините за такую импровизацию. Мы знали, что сейчас проходит операция, но не надеялись, что это случится в прямом эфире.
Здравствуйте, Вы не поверите, «Прямая линия с Президентом России». Сейчас миллионы телезрителей видят Вас, видят нас. Наши поздравления от нас, от каждого россиянина. Это невероятное событие. Скажите, пожалуйста, как Вас зовут, как ощущения?
А.Сухарев: Здравствуйте, меня зовут Артём Сухарев. Это мой второй ребёнок. Он появился на свет буквально 20 минут назад. Сразу мне его дали на руки. Жена пока в реанимационной палате. А мы знакомимся, так скажем.
И.Прозоров: Волновались как в первый раз? Или уже улеглось?
А.Сухарев: Вы знаете, волнение было уже меньше, чем в первый раз, но всё равно было достаточно волнительно.
И.Прозоров: Мальчик? Девочка?
А.Сухарев: Мальчик. Второй мальчик у нас.
И.Прозоров: Здорово! Поздравляем Вас!
Рост, вес?
А.Сухарев: 3,800, 54 сантиметра…
И.Прозоров: Имя уже выбрали?
А.Сухарев: Да, Михаил. Михаил Артёмович.
И.Прозоров: Михаил Артёмович – потрясающе. Можете нам показать его? Он спокойно спит сейчас, наверное?
А.Сухарев: Нет, он уже старается глазки открывать, ему всё интересно уже.
И.Прозоров: Спасибо. Поздравляем Вас ещё раз. Поздравьте от нас Вашу супругу. Не будем больше Вас отвлекать. Спасибо большое, и наши поздравления. (Аплодисменты.)
А мы возвращаемся к нашему вопросу. Руслан, прошу прощения, что Вас прервали, можно повторить вопрос?
Р.Гарифуллин: Это прекрасный повод для того, чтобы прерывать, это прекрасное событие. Я продолжу.
Владимир Владимирович, вопрос такой. За эти 15 лет моей работы я заметил и периоды снижения рождаемости, и повышения – последние 7–8 лет. Но сейчас мы реально опасаемся того, что эта рождаемость будет снижаться как отголосок падения рождаемости 90-х годов. Просто физически женщин, которые готовы рожать сегодня, стало меньше.
В этой связи вопрос такой. Будет ли продолжена заканчивающаяся в 2018 году программа материнского капитала, будет ли она продолжена в последующем? И будет ли она распространяться на рождение третьего и последующих детей?
И ещё наших пациенток, естественно, волнует вопрос детского пособия по уходу за ребёнком по достижении им полуторагодовалого возраста, которое сейчас, к сожалению, составляет, прямо скажем, жалкие 50 рублей. Мне кажется, это мизерная сумма. Будет ли что-то меняться в этом плане?
В.Путин: Прежде всего хочу поздравить Михаила Артёмовича, его папу и маму с рождением, а его самого с появлением на свет божий. Это большое событие в семье, и мы желаем всего самого доброго, счастья и родителям, и ребёнку.
Теперь по поводу демографических проблем. Действительно, мы многое сделали для того, чтобы демографические тенденции приобрели у нас устойчивый позитивный характер. И добились реального, серьёзного результата.
У нас рождаемость растёт темпами, которых нет сегодня, скажем, в европейских странах, и когда я об этом говорю, то многие мои коллеги удивляются и, честно говоря, искренне радуются этому. Но что бы я хотел сказать о тенденциях?
Самый большой ущерб с точки зрения демографического развития, с самым большим ущербом страна столкнулась во время Великой Отечественной войны в 1943, 1944 годах. В 1943 году у нас снижение рождаемости по сравнению с предыдущими, довоенными, годами было на 60 процентов.
В стране, если иметь в виду РСФСР, родилось тогда не больше одного миллиона детей. А в 90-х годах у нас произошло событие очень тяжёлое: у нас родилось 1 миллион 200 тысяч, по сути, это сопоставимо с потерями в Великой Отечественной войне с точки зрения демографического развития, то есть где-то снижение было на 50 примерно процентов.
Правда, мы должны иметь в виду, что это в том числе было и отголоском времён Великой Отечественной войны, но плюс наложился ещё и распад Советского Союза, крушение социальной системы, падение жизненного уровня людей и так далее, огромная безработица – всё это сложилось, и у нас получилось такое катастрофическое падение рождаемости, и оно повторяется каждые 25 лет.
В войну это произошло, 25 лет – в принципе и так должно было быть снижение в середине 90-х, но плюс ещё наложился распад Союза и всё, что с ним связано, и мы провалились вообще чуть ли не на уровень потерь во время Великой Отечественной войны.
Теперь что получилось? Получилось, что у нас количество молодых людей, и прежде всего молодых женщин в фертильном возрасте, как говорят специалисты, в возрасте деторождения, сократилось, и существенно. Сейчас в этот период, когда можно стать мамой, отцом, вступает поколение как раз 90-х годов.
Молодых женщин от 20 до 29 лет у нас становится меньше на 34 процента, а женщин до 38–39 лет – меньше на 25 процентов. Женщины от 30 с небольшим до 40 лет продолжают рожать, и дети появляются на свет здоровые. Слава богу, вам за это большое спасибо, медицина помогает. Но это всё-таки колоссальное снижение. Просто меньше становится людей, которые могут рожать.
Нам нужно, безусловно, что-то сделать для того, чтобы мы не попали в бо́льшую яму. Что? Во-первых, у нас уже есть отработанные механизмы. Один из них Вы сейчас вспомнили – это так называемый материнский капитал. Кстати говоря, свыше семи миллионов семей, больше семи миллионов матерей уже получили этот капитал, и почти половина им уже воспользовалась. Это первое.
Второе. У нас введены выплаты за третьего ребёнка в регионах со сложной демографической ситуацией. После этого сразу на 37 процентов там выросла рождаемость. Представляете, результат. У нас наши меры дают результат. Конечно, это очень затратные меры, но, когда мы говорим о наших людях, о наших гражданах, это будущее страны. Здесь нужно всё внимательно считать. И нельзя, конечно, разбрасываться деньгами, но жадничать здесь тоже нельзя, поэтому нам нужен целый набор мер. Он может быть разным. Это продление материнского капитала в той или иной форме, либо в том виде, в каком он есть сейчас, либо как-то видоизменённый.
Нам нужно подумать о том, как стимулировать рождение первого ребёнка у молодых мам и, может быть, что-то им добавить. Почему им? Потому что это молодые люди, которые ещё на ноги не встали, им нужна поддержка. Надо подумать на тему о том, как стимулировать рождение второго, третьего ребёнка у более взрослых мам (за 30 лет и больше).
Мы сейчас решили вопрос более или менее с детскими садами для детей от трёх до семи лет. Это, кстати, тоже позитивный элемент с точки зрения социальной политики у нас в стране за последний год. По-моему, на 98 с лишним процентов у нас закрыта проблема по местам в детских садах. Но яслей нет.
А для молодых мам, которые не хотят «выпасть» из своей профессии либо хотят приобрести профессию, ясли нужны, программа нужна отдельная. Здесь нужен целый набор мер. Вот прямо сегодня у нас, честно говоря, запланирована такая встреча, с Правительством будем обсуждать. Не хотел бы сейчас преждевременно говорить о том наборе, который будет предложен, но он будет предложен, мы это сделаем.
Д.Борисов: Большое спасибо, Уфа, и поздравляем с рождением нового гражданина России. Это замечательное событие. Но пока Вы отвечали, пришёл к нам вопрос от Татьяны Прокопенко из Кабардино-Балкарии. Расскажите, пожалуйста, о Ваших внуках: сколько им лет, как их зовут?
В.Путин: Вы знаете, мои дети, дочери, несмотря на всякие слухи, живут здесь, в России, в Москве. И внуки у меня есть, они тоже живут нормальной жизнью. Дочери у меня занимаются наукой, образованием, никуда не лезут, ни в какую политику, живут нормальной, рядовой жизнью. Что касается внуков – кто-то уже в детский сад ходит.
Понимаете, в чём дело? Я не хочу, чтобы они росли какими-то «принцами крови», я хочу, чтобы они нормальными людьми выросли. Для этого им нужно обычное общение, рядовое общение в детских коллективах. Стоит только мне сейчас сказать возраст, имя, – они сразу же будут идентифицированы, их не оставят в покое, это нанесёт ущерб просто развитию ребёнка. Поэтому всё у меня нормально, я прошу меня понять правильно и отнестись с пониманием к этой позиции.
Т.Ремезова: Мы Вас понимаем и поздравляем с тем, что Вы дедушка.
В.Путин: Спасибо. У меня второй внук недавно родился.
Т.Ремезова: Поздравляем Вас.
Д.Борисов: Вы сказали, что материнский капитал нужно как-то распространить. Очень много сообщений из разных регионов, что мамы просят разрешить в новом законе тратить материнский капитал на покупку машины. Очень часто многодетным семьям это нужно.
В.Путин: Вы знаете, часто обсуждается возможность израсходовать этот материнский капитал. Сегодня уже 450 с лишним тысяч рублей. Он, кстати, не индексировался в последние пару лет, даже три года, что мы должны были бы сделать на самом деле, ещё вернёмся к этому.
Можно ли тратить на другие цели? Конечно, можно об этом подумать. Меня всегда беспокоит только одно: что деньги будут просто растрачены, а мама, семья, ребёнок не получат должной отдачи от этих усилий государства. Прежде всего эти деньги нацелены на улучшение жилищных условий. Да, на эту сумму, может быть, не купишь, но можно добавить. Если молодая семья, то можно попасть в какую-нибудь региональную программу поддержки молодых семей и истратить на это. Либо на здоровье, либо на образование. Вот ключевые вещи.
Может быть, с учётом главной проблемы, о которой мы говорили сегодня, с учётом снижения уровня доходов, может быть, можно просто поступить: из этого материнского капитала дать возможность напрямую деньги отдать семье, какую-то часть, чтобы поддержать семьи с двумя и большим количеством детей. Может быть, так будет даже эффективнее, чем дать возможность на что-то истратить, на решение не первоочередной задачи, а потом всё это растворится или будет продано кем-то, причём с потерями. Лучше, может быть, напрямую дать какие-то деньги в сегодняшней ситуации. Мы подумаем на этот счёт.
Д.Борисов: Материнский капитал всё-таки большие деньги – 450 тысяч. А просто детское пособие, оно, как здесь пишут из разных регионов, – мизерное: 183 рубля, 200 рублей.
В.Путин: Я прошу прощения. Здесь коллега ставил такой вопрос, доктор, по поводу пособий. Да, они маленькие. Действительно, так и есть, но мы стояли перед выбором: либо пособия увеличивать, либо материнский капитал сохранить. Мы всё-таки пошли по пути сохранения материнского капитала. Это требует больших затрат от государства, но это более эффективный инструмент. Хотя над пособиями тоже надо подумать.
Д.Борисов: Хотел бы, чтобы присоединились гости студии к нашему разговору. Наиля Аскер-заде. Наиля, Вам слово.
Н.Аскер-заде: Среди наших гостей много представителей малого и среднего бизнеса, и они жалуются на проблемы с финансированием. Один из предпринимателей, Александр Кычаков из Новосибирска, строит жилые микрорайоны.
Александр Анатольевич, пожалуйста, Ваш вопрос.
А.Кычаков: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!
Мы с представителями бизнеса постоянно сталкиваемся с одной проблемой: при декларируемых ставках банковским сектором в 11–12 процентов путём дополнительных накруток на открытие кредитных линий, на поддержание лимитов, на какие-то ограничения фактическая ставка в нашем конкретном случае составила 19 процентов годовых – 18,75. С такими ставками, о чём говорилось в начале, мы новую экономику не построим, и у бизнеса нет такой, к сожалению, рентабельности, как нам бы хотелось. Хотелось бы задать вопрос, коллеги не дадут обмануть, мы рядом сидели и общались с Максимом, у него станкостроительный бизнес. Хотелось бы понять: докладывают ли Вам министры о реальном положении дел с финансированием малого и среднего бизнеса и планируется ли сделать что-то кардинальное с уровнем процентных ставок и всё-таки подойти к решению проблемы обеспечения роста и доступа финансирования.
В.Путин: Извините, как Вас зовут?
А.Кычаков: Александр Кычаков.
В.Путин: Александр, это, конечно, одна из ключевых проблем – уровень ставки, доступность кредитов. Здесь руководитель Высшей школы экономики сидит, он Вам пообъясняет это даже, наверное, более профессионально, чем я, тем более что он очень хорошо знаком с Председателем Центрального банка.
В чём там дело? Конечно, уровень ставки всегда соответствует уровню развития экономики. Это одна из ключевых вещей, которая влияет на макроэкономическую стабильность в стране. Мы от инфляции должны были плясать, которая скакнула до 12,9 процента. Чтобы не разрушить экономику, Центральный банк вынужден был поднять эту ставку, но постепенно он её снижает, вы это знаете, сейчас она 12,5, за ней снижаются и ставки коммерческих банков. Правда, Центральный банк обещал нам, что в этом году объёмы финансирования со стороны коммерческих банков будут увеличены где-то до 6 процентов.
Что происходит сегодня? Сегодня средневзвешенная ставка для юридических лиц, для бизнеса – 11,5 процентов. Я допускаю, что представителям малого бизнеса предоставляют кредит и под более высокую ставку. 11,5 – это усреднённая, средневзвешенная. Кстати говоря, я и по другим направлениям, может быть, и в ходе нашей сегодняшней дискуссии, разговора, сразу прошу извинения перед людьми, которые говорят: «А что нам средневзвешенная, что нам средняя температура по больнице? Вот у меня кредит больше либо доходы меньше, а у меня не средняя». Да, мы вынуждены от чего-то отталкиваться, эта усреднённая, средневзвешенная ставка, она о чём говорит? Для клиентов, которые считаются банком надёжными, стабильными, с хорошей экономикой, с проверяемой экономикой, с хорошей кредитной историей, кредиты выдаются и под меньшую ставку, а для тех, за кем большие риски, банки коммерческие, конечно, повышают ставку. Я сказал уже, для юрлиц это 11,5 процента, а для физлиц – 15,5 процента. Хотя количество ипотечных кредитов всё-таки растёт, но с применением всех элементов поддержки кредитования.
Я очень рассчитываю на то, что Центральный банк и дальше будет так аккуратно действовать, но будет действовать в направлении снижения ключевой ставки.
Ведь почему Центральный банк осторожничает? Вот смотрите, к сожалению, до сих пор наша экономика зависит от продаж углеводородного сырья: нефти и газа. Но цена газа от цены нефти зависит, так она у нас считается по формуле. Она совсем недавно подросла – свыше 50, а сегодня уже 48, по-моему. Центральный банк исходит из того, что если она сдвинется в другую сторону, в меньшую сторону, тогда ему не придётся корректировать – Центральному банку – эту ключевую ставку резко. Потому что главное для нас сегодня даже не вот эта ключевая ставка, а чтобы она резко не менялась. Стабильность национальной валюты, стабильность рубля нам нужно обеспечить. И в этом смысле Центральный банк действует очень аккуратно. Можно его критиковать, можно не критиковать, я просто пытаюсь объяснить логику поведения Центрального банка, и она тоже заслуживает уважения.
Но малый бизнес, без всякого сомнения, должен получать поддержку. Я сейчас не буду перечислять все инструменты поддержки малого бизнеса, вы наверняка это знаете, надо, наверное, совершенствовать эти инструменты. Но и побуждать, конечно, банковскую систему действовать более агрессивно. Ведь при всём при этом надо иметь в виду, что доходы, прибыль коммерческих банков растёт. И сегодня она достигла достаточно серьёзной цифры – свыше 650 миллиардов рублей. А объёмы кредитования так не увеличиваются. Для юридических лиц эти объёмы увеличились только на 0,7 процента. Чуть больше, правда, для физических лиц, но и этого недостаточно. Но будем вместе работать, работать аккуратно, так, чтобы не раскачать макроэкономику. Это, по сути, база, фундамент развития всей нашей финансовой и экономической системы в целом.
Т.Ремезова: Из студии переключаемся в колл‑центр. Слово Марии Гладких.
М.Гладких: Спасибо, Таня.
Владимир Владимирович, по географии звонков Вам можно в принципе изучать карту мира. Очень много звонков поступает из ближнего, дальнего зарубежья, и сейчас, мне подсказывают редакторы, у нас есть на линии звонок из Киева.
Дмитрий, прошу Вас, пожалуйста, задавайте свой вопрос.
Вопрос: Здравствуйте!
Меня зовут Дмитрий, я живу на Украине.
Почему вы нас бросили? Ведь на Украине не все сторонники Бандеры и Шухевича. Мы ведь чтим память наших дедов, мы ходим на «Бессмертный полк», так почему же нас российские телеканалы мажут одной краской?
В.Путин: Вам спасибо большое за Вашу позицию, за то, что Вы дорожите нашей общей историей. Вы сейчас сказали об участии в акции «Бессмертный полк». Мы это видим и очень высоко ценим, поверьте мне. И я не могу согласиться, что всех мажут одной краской чёрной.
Да мы вообще стараемся никого не мазать никакой чёрной краской. Но такая избыточная, публичная, что ли, поддержка, мы боимся просто таким образом нанести вам какой‑то ущерб и стараемся не вмешиваться во внутриполитические процессы на Украине.
Поверьте мне, мы в состоянии оценить вашу позицию и высоко её, повторяю ещё раз, ценим. Спасибо Вам большое за этот звонок.
Т.Ремезова: Владимир Владимирович, что говорят Ваши друзья по этой теме? Например, тот же Виктор Медведчук, ведь он активно помогал с обменом пленными на Донбассе.
В.Путин: Вы знаете, что у нас много друзей на Украине, и Вы сейчас про Виктора Медведчука сказали. Я познакомился с ним, когда он был руководителем Администрации Президента Кучмы, и основной его партнёр был тогда – и сейчас у них очень добрые отношения – Дмитрий Анатольевич Медведев, поскольку Медведев возглавлял Администрацию Президента России.
У Медведчука есть свои собственные убеждения. Считаю, что он украинский националист, но ему не нравится такое определение. Он считает себя просвещённым патриотом Украины. Но не секрет, что его отец был активным деятелем ОУН, был осуждён советским судом, сидел в тюрьме и был сослан в ссылку, где Медведчук, в Красноярском крае, и родился.
У него есть своя система взглядов на независимость Украины. Он, конечно, горячий сторонник независимости, незалежности Украины, но его система взглядов основана на фундаментальных, если можно так сказать, трудах – тоже скажем условно – украинских националистов, которые писали свои работы ещё в XIX веке, потом позднее, это Грушевский, Франко, Драгоманов или что‑то в этом роде. Потом уже человек нашего времени Черновол.
И они все, хочу это подчеркнуть, они все исходили из того, что Украина должна быть: а) независимой; но должна быть федеративным государством. Более того, один из них прямо писал в своё время, что чрезмерная, «механическая», как он выражался, централизация приведёт к внутренним конфликтам на Украине, что мы, собственно говоря, сейчас и наблюдаем.
Но Виктор Медведчук отстаивает их точку зрения, он делает это публично в своих публичных выступлениях, в своих работах. Он и наукой занимается, пишет статьи, причём публично это делает. Это кому‑то не нравится, наверное, на Украине, но такова его позиция.
Кстати говоря, эти фундаменталисты независимости Украины и украинского национализма – некоторые из них вообще не видели, кстати говоря, Крым в составе Украины. Но это так, между прочим, апропо. Во всяком случае, все выступали за федерализацию, развитие свободы личности, демократическое развитие украинского государства.
Этой же точки зрения придерживается и господин Медведчук. Но он выступает при этом за очень добрые отношения с Россией, если не за союз какой‑то, то за экономическую интеграцию. Он говорит о том, что нелепо разрушать те преимущества, которые нам достались из прошлого, имея в виду общую инфраструктуру, общую энергетику, общие финансовые возможности, технологические, кооперацию, что нелепо всё это разрушать.
И считает, что кооперация в экономической сфере не только возможна, но и целесообразна. Он действует, вернее, формулирует свои идеи, исходя из интересов своего народа, так, как он это видит. Так что он не одинок.
Сейчас мы слышали из Киева, во всяком случае, из Украины, человек нам говорил о том, что принимают участие в акциях, связанных с сохранением нашей общей памяти. Такие люди, как Медведчук, это делают тоже, он тоже считает, что мы должны дорожить нашим общим прошлым и всем, что было позитивным в этом прошлом.
Да, занимается он обменами удерживаемых лиц, военнопленными, если так условно можно сказать, кстати говоря, по поручению Президента Украины Петра Алексеевича Порошенко.
Д.Борисов: У нас есть продолжение украинской темы.
Вопрос, который пришёл через соцсеть «ВКонтакте»: «Украина шумно отметила начало действия безвизового режима с Европой. Президент Порошенко назвал это окончательным прощанием с Российской империей. После этого прочитал стихи Михаила Лермонтова: прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ…»
Вы не хотите ему ответить?
В.Путин: Нет, я не видел его выступления на этот счёт. Но мне вчера рассказали об этом, не буду скрывать, вечером мне об этом сказали. Действительно, Пётр Алексеевич посчитал возможным прочитать это четверостишие Михаила Юрьевича Лермонтова: «Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ, и вы, мундиры голубые, и ты, им преданный народ».
Во-первых, это говорит о том, что он знает русскую классику, интересуется русской литературой – за это похвалю. Но это стихотворение не заканчивается таким образом, там есть вторая часть, она звучит так: «Быть может, за стеной Кавказа укроюсь от твоих пашей, от их всевидящего глаза, от их всеслышащих ушей».
Михаил Юрьевич Лермонтов был человеком прогрессивным, он хотел улучшения внутренней политической ситуации в России. Его душила та обстановка, которая сложилась на тот момент в России. И он говорил об этом прямо.
Во-первых, Михаил Юрьевич Лермонтов написал эти стихи, если это был он, то он написал эти стихи в 1841–1842 году, примерно, дай бог памяти, когда ехал на Кавказ в действующую армию. Он был офицер и защищал интересы своего Отечества. Был храбрый офицер.
Далее: в этот момент области, которые сегодня считаются Украиной, были просто областями России, и если Президент сегодняшней Украины говорит о том, что он куда‑то уезжает, то Лермонтов говорил обо всей России, включая и те области, которые сегодня называются Украиной. Так что здесь особенно нечего нос задирать.
Далее: Лермонтов ехал в действующую армию на Кавказ, который в это время был частью Российской империи. Он переезжал из одной части, из Петербурга или со своей родины, в другую часть Российской империи. Он никуда не уезжал на самом‑то деле.
Может быть, Пётр Алексеевич таким образом подаёт нам сигнал, что он тоже никуда не собирается. Но он это делает так тонко, с оглядкой на ура‑патриотов и на настоящих националистов, придурков, которые там бегают со свастикой. Но он нам говорит: ребята, у меня интересы в России есть, и я на самом деле никуда не собираюсь. Может быть, и так.
Конечно, это только предположение смелое. На самом деле, скорее всего, Пётр Алексеевич хотел показать своим избирателям, что он выполняет данное обещание, делает выбор цивилизационный, как сейчас говорит руководство Украины, цивилизационный выбор, ведёт страну в Европу.
Кстати говоря, помните, «и вы, мундиры голубые, и ты, им преданный народ». Кстати говоря, голубых мундиров там, куда он собирается, там этих голубых мундиров больше, чем у нас, и пусть он не расслабляется особенно, а то как бы чего не случилось, пусть внимательно поглядывает по сторонам.
При этом хочу сказать, что мы против этих ребят ничего не имеем, я хочу сказать: мы против вас ничего не имеем, совет вам да любовь, удачи, особенно с новобранцами.
Что касается сути проблемы: вы знаете, у нас несколько лет назад в связи с падением доходов населения, о чём мы говорим откровенно, у нас средний уровень заработной платы, если не переводить сейчас гривну в рубли и назад, а от доллара плясать, у нас было где‑то примерно 540 долларов в месяц. Столько же примерно было и на Украине, это где‑то 450, 457, 460 долларов в месяц в среднем люди зарабатывали. У нас сейчас тоже не ахти как, но всё‑таки подросло, на апрель этого года – 624 доллара в месяц, а там, на Украине, 251 стала.
При этом газ вырос как минимум в три раза, а для населения ещё больше. Горячая и холодная вода выросли, соответственно, по 200 процентов каждая, пенсии упали, на минус 45 процентов. Так что, что касается санитарных соображений, если так дело дальше пойдёт, то у многих людей на Украине могут возникнуть вопросы гигиенического характера.
Понимаете, насчёт кто там умывается, где и сколько – это вопрос будет большой. И конечно, Вы знаете, и в нашей литературе, и в украинской можно было бы найти много таких ярких и жёстких примеров, и можно было бы ответить Петру Алексеевичу, но я не буду этого делать из уважения к украинскому народу, из уважения к нашей общей истории, к нашей общей вере.
Если кто-то хочет быть европейцем, счета сначала пусть свои закроет в офшорных зонах, а потом говорит о благе народа. В этой связи я сейчас вспоминаю только одно, это я не воспроизведу точно, дословно, но смысл передам почти один в один.
Тарас Шевченко ещё почти 170 лет назад сказал: «Доборолась Украина до самого края, и хуже ляхов распинают её свои собственные дети». Надеюсь, что когда‑то этот период в жизни и в истории Украины и украинского народа закончится.
Т.Ремезова: А сейчас у нас на связи Ставрополье. Наша съёмочная группа отправилась к автору одного из обращений из села Краснокумское, которое пострадало от майского наводнения. Там работает наш коллега Михаил Акинченко.
М.Акинченко: Здравствуйте.
Погода в этом году действительно доставила жителям Ставрополья немало проблем, даже сегодня время от времени накрапывает небольшой дождик. Его, конечно, не сравнить с теми ливнями, которые прошли в конце мая и вызвали сильнейшее за последние полвека наводнение в крае. В зоне бедствия оказались и жители села Краснокумское. После проливных дождей из берегов вышла река Кума и затопила около 400 домов и приусадебных участков.
У нас есть видеозаписи, сделанные местными жителями на мобильные телефоны. Кадры дают наглядное представление о том, что происходило здесь в то время на буквально этом самом месте, где мы сейчас находимся. Вода здесь стояла около трёх дней, порой повышаясь примерно до уровня около метра, может быть, чуть больше. С тех пор прошло уже три недели, но жители многих домов до сих пор не решаются вернуться в свои дома. Сырость внутри, покосившиеся стены, потрескавшиеся стены, внутри многих помещений находиться, не то что жить, небезопасно. Как в этом доме, хозяйка которого Валентина Соковская позвонила на «Прямую линию». Валентина, чем Вы сейчас занимаетесь?
В.Соковская: Убираю детские вещи, потому что отсыревает всё, принимает нехороший запах. Всё хочу увезти, хотя бы спасти что-то из детских вещей.
М.Акинченко: Валентина, я знаю, что Вам обещали материальную помощь, поддержку, чтобы Вы сделали или ремонт, или новое жильё. Я смотрю, Вы здесь ничего не делаете. Почему? Вы сейчас можете рассказать об этой проблеме главе государства. Президент Вас сейчас видит и слышит. Расскажите о Вашей проблеме.
В.Соковская: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович. Рассказывать особо нечего, могу Вам это показать. Помощи пока от государства никакой нет. Трескаются стены, садится потолок, всё это осыпается, трескается. Трещины у нас сквозные, дом лопнул полностью весь, со всех сторон у нас трещины.
Мы ждём сейчас комиссию, ничего не можем сделать, потому что мы ждём комиссию. Но, пока мы не оплатим архитектурные 6000, комиссия не приедет. И также нам нужно заплатить по 1800 за справки в МФЦ о том, что у нас больше нет жилья. Но так как у нас четверо собственников, мы дом покупали на материнский капитал, то есть сумма очень большая, почти около 15 тысяч. Что делать – мы не знаем. Мы живём у друзей, дети – в разъездах, у меня трое детей. Это мой младший, единственный со мной ребёнок остался. Вот мои дела: дочка в санатории находится, сын – у кумовьёв. Но на сколько – я не знаю. Пока лето – хорошо, у друзей, а осень, зима? Что делать, мы, честно, не знаем.
В.Путин: Понятно.
В.Соковская: Надеемся, что, может быть, Вы поможете чем-то.
В.Путин: Извините, как Вас зовут?
В.Соковская: Валентина.
В.Путин: Валентина, то, что Вы мне сейчас сказали, очень странно, вообще не укладывается у меня в голове. И я хочу спросить: Вам 10 тысяч выплатили? 50 тысяч – за частично утраченное имущество?
В.Соковская: Нет, выплат до сих пор нет.
В.Путин: Вообще никаких?
В.Соковская: И я не одна такая. Нет, помощи никакой не было.
В.Путин: Это очень странно, потому что Федерация свои деньги, необходимые для поддержки пострадавших семей, перечислила в Ставропольский край. И я хочу задать вопрос своему двойному тёзке, губернатору Ставропольского края. Владимир Владимирович, где деньги? Первое.
Второе. Хотел бы попросить Генеральную прокуратуру проверить, как идёт эта работа.
В-третьих, то, что с вас пытаются собрать какие-то деньги архитектурные ведомства или за получение каких-то справок – это полная чушь.
Должны быть выплачены 10 тысяч на прямую оперативную поддержку, 50 тысяч должно быть выплачено за частичную утрату имущества, 100 тысяч – за полную утрату имущества. Все остальные справки должны собираться муниципальными, городскими и региональными властями бесплатно, без того, чтобы перекладывать эту нагрузку на Вас. Мы же для того предусмотрели и 10 тысяч, 50, 100 тысяч, чтобы помочь людям, а не брать с них эти деньги назад. Это какой-то бред просто. Мы обязательно с этим разберёмся, я Вас уверяю.
В.Соковская: Спасибо Вам большое.
В.Путин: Надеюсь, что Владимир Владимирович уже сегодня у вас побывает.
В.Соковская: Надеемся.
В.Путин: Пусть посмотрит, разберётся.
Т.Ремезова: Спасибо большое, будем ждать реакции.
Из Ставрополья переносимся в Ростов-на-Дону. У здания нового аэропорта Платов работает наш коллега Антон Верницкий.
А.Верницкий: Строящийся аэропорт Платов, в 30 километрах от Ростова-на-Дону, назван так по имени легендарного казачьего атамана Войска Донского, героя войны 1812 года Матвея Платова. Аэропорт уже готов практически на 90 процентов. В декабре здесь планируется принять первый самолёт.
Чем уникален для нашей страны этот проект? Если другие аэропорты в России улучшались, реконструировались, то этот появился с нуля. Ещё три года назад здесь было просто чистое поле, а теперь это комплекс, способный принимать до 5 миллионов пассажиров в год. Оснащён по последнему слову техники. Девять телетрапов, те, кто бывал в старом ростовском аэропорту, где приземлялась наша съёмочная группа, поймут разницу сразу. Там ничего подобного рядом даже нет.
Почему мы оказались здесь? Почти 3000 строителей и инженеров ежедневно заняты на стройке. Александр Серов, человек, который будет работать здесь, будет принимать пассажиров. Пока он работает в старом аэропорту. Он направил свой вопрос на «Прямую линию с Президентом», а мы, ненадолго оторвав его от работы в старом аэропорту, пригласили сюда и дали возможность задать вопрос Президенту лично.
Пожалуйста.
А.Серов: Добрый день, Владимир Владимирович!
Прежде чем задать свой вопрос, я хотел бы Вас пригласить на открытие аэропортового комплекса Платов, которое состоится в декабре. Мы очень надеемся, что открытие этого масштабного, в какой-то мере даже уникального проекта не останется без Вашего внимания.
А теперь разрешите задать вопрос. Я, мои коллеги, друзья и большое количество пассажиров не имеют возможности осуществить прямой перелёт между городами нашей России. Маршрутная сеть построена таким образом, что основная масса полётов осуществляется через московский аэроузел. Поэтому пассажиры вынуждены или лететь через Москву, теряя при этом драгоценное время, или воспользоваться железнодорожным, автомобильным транспортом. Скажите, пожалуйста, будут ли планироваться к проведению какие-либо мероприятия, которые направлены на расширение именно нашей внутрирегиональной маршрутной сети, чтобы связать наши районы, области, регионы прямым авиасообщением.
Спасибо большое!
В.Путин: Александр, Вы подняли один из самых острых вопросов с точки зрения транспортной доступности и с точки зрения сохранения единства нашей территории, а граждане должны иметь возможность передвигаться в рамках региона не через столичные города, Вы правы абсолютно.
Но, к сожалению, у нас в 90‑х, в начале 2000‑х эта сеть развалилась полностью. Как Вы знаете, мы на протяжении нескольких лет сейчас работаем над тем, чтобы это всё восстановить и поставить на совершенно новую базу. Но для Дальнего Востока, Восточной Сибири, а там эти проблемы наиболее остро ощущаются, расстояния большие, а население не такое, чтобы загружать крупные лайнеры, и поэтому экономика межрегиональных перелётов очень тяжёлая, очень слабая, там приходится всё дотировать. Но мы создали семь, по‑моему, казённых предприятий, которые должны заниматься организацией этих внутренних межрегиональных перевозок, это первое. Они функционируют, и очень надеюсь, и будем делать дальше, расширять их деятельность и количество на другие регионы Российской Федерации. Это первая часть.
Вторая – это расширение самой аэропортной системы, количества аэропортов. У нас в целом их по стране, по‑моему, 230 или 232, существует целая программа развития аэропортной сети. Мы будем это делать и дальше, будем выделять соответствующие ресурсы.
А третья проблема – это проблема наличия соответствующей техники, потому что, повторяю ещё раз, даже если вы построите аэропорт… Кстати, будет новый абсолютно, с нуля созданный впервые в истории новейшей России такой аэропорт в чистом поле, причём он делается и строится по самым современным методикам на основе самых современных технологий. Это большое дело и для развития транспортной инфраструктуры страны в целом, и для развития региона.
Но даже здесь из Ростова, скажем, перелететь в Сочи – не полетишь же на «Боинге» либо на Ил‑96, не заполнить будет. Нужны маленькие самолёты, причём они должны быть разных типов. И самолёты, которые летают на 400–500 километров, 1–1,5 тысячи, и те, которые летают от 2 тысяч до 4,5 тысяч, у нас сейчас уже ведётся работа по локализации этих маленьких, небольших самолётов, чтобы производить их, современных, в принципе хорошо себя зарекомендовавших для того, чтобы производить их в России.
И мы хотим восстановить самолёт чуть побольше – это Ил‑114, по-моему. К сожалению, в Правительстве не нашлось денег, я ещё попеняю на это, чтобы уделить этому внимание и выделить соответствующие средства на развитие этой очень важной для нас техники, имея в виду огромную нашу территорию.
Тем не менее мы нашли возможность и из «Роснефтегаза» выделили несколько десятков миллиардов, а программа рассчитана на несколько лет, будет этот самолёт производиться на современной базе в Подмосковье, очень рассчитываю, что в сроки уже всё это будет сделано. Во всяком случае, почти уверен, что мы это сделаем, но, во всяком случае, мы об этом знаем и будем продолжать работать над тем, чтобы обеспечить решение этой чрезвычайно важной задачи.
Т.Ремезова: Спасибо, Ростов.
Сейчас давайте дадим слово гостям нашей студии. Сектор Ольги Ушаковой, пожалуйста.
О.Ушакова: Спасибо, Таня.
Владимир Владимирович, у нас сегодня в студии собрались в том числе и представители творческой интеллигенции, это всеми любимые актёры, режиссёры, и конечно же у них свои вопросы к Вам, которые они очень хотят задать.
Такую возможность хотела бы сейчас предоставить Сергею Безрукову, народному артисту Российской Федерации и руководителю Московского губернского театра. Пожалуйста.
С.Безруков: Добрый день, Владимир Владимирович!
Во-первых, хотел сказать большое спасибо за развитие детской темы. 29 мая Вы подписали Указ о 10‑летии детства. За это большое спасибо так же, как и за поддержку детских театров и ТЮЗов. Это мы на омском форуме обсуждали. Спасибо большое. Надеюсь, что она будет ежегодной, потому что они требуют поддержки.
Так вот вопрос, который нас действительно очень волнует, моих коллег, я не могу его не задать. Что‑то чудовищное происходит, по-моему, вокруг картины Алексея Ефимовича, – я сижу с ним рядом, но давайте уж я возьму это на себя, – вокруг фильма «Матильда».
Мы сначала воспринимали это как шутку какую‑то. Ну да, играют, всё замечательно, прекрасно, а потом, когда пошли проверки, когда практически до запрета картины никто её не видел, но уже пытаются запретить…
Потом не так давно была ситуация с «Гоголь-центром», с Кириллом Серебренниковым. Обыски у него, у Кирилла, потом в самом театре, и понятно, что в кулуарах стали говорить о нападках на свободу слова, свободу самовыражения художника, свободу творчества.
Кому это нужно? Понятно, что не Вам. Но кто-то, видать, пытается создать некий негативный фон для власти среди деятелей культуры. Хотелось бы услышать Ваше мнение на этот счёт.
Спасибо большое.
В.Путин: У нас страна большая, сложная, много людей с разными взглядами, с разными точками зрения, с разными оценками. В отношении царской семьи, мы знаем, было много фильмов и в прежние времена, но так или иначе затрагивали, во всяком случае, царскую семью, Распутин и так далее.
Там много всего было. На мой взгляд, гораздо более жёстких, чем то, что сделал ваш сосед справа от Вас, господин Учитель. Мы с ним знакомы лично, я уважаю его как человека, очень настроенного патриотически, насколько я представляю его взгляды, и человека, который делает талантливые вещи. Мне бы не хотелось вступать в его спор с депутатом Государственной Думы Поклонской. Она тоже имеет право на свою точку зрения.
Вы сказали, что пытаются запретить. Никто не пытается запретить. У неё есть позиция, она пытается эту позицию защитить, обращается в различные инстанции, но никаких решений по этому поводу, как Вы знаете, каких‑то запретных нет.
Очень рассчитываю на то, что у нас открытый диалог в обществе сохранится, но призываю всех к тому, чтобы этот диалог вёлся в рамках приличий и, самое главное, в рамках закона.
Пожалуйста, Учитель хочет сказать. Пожалуйста, Алексей Ефимович.
А.Учитель: Я не буду никого ни ругать, ни хвалить.
Владимир Владимирович, абсурд заключается в том, что можно высказывать свою точку зрения, безусловно, когда что‑то увидишь. Я 12‑го числа увидел депутата Поклонскую, предложил ей посмотреть фильм. Она отказалась. Поэтому, наверное, в этом заключается абсурд.
Мне кажется, что в Думе существует, например, замечательный Комитет по культуре, который возглавляет потрясающий режиссёр Говорухин, где можно тоже было бы разобраться с этим. А рассылать… Мне кажется, тратятся лишние государственные деньги, когда к нам приходят сначала прокуратура, казначейство, Счётная палата. Они все занимаются одним и тем же. Мы показываем документ, что уже всё проверено и всё в порядке, они занимаются тем же.
Мне кажется, что подстрекательства к этому не должно быть.
В.Путин: Да.
Д.Борисов: Наталья Юрьева готова присоединиться к нам в эфире.
Н.Юрьева: Спасибо, коллеги!
В этом году впервые в режиме реального времени мы можем видеть, как пользователи социальных сетей реагируют на нашу программу.
За несколько дней до эфира телекомпания «НТВ» в интернете запустила хештег «смотрю линию», и сегодня количество сообщений с ним достигло 120 тысяч. Только за то время, пока я говорила, пришло ещё 365 сообщений.
Как видим, мнение о том, что интернет-аудитория не смотрит телевизор – это всего лишь мнение, не больше. Кстати, самые активные пользователи живут в Москве, Нижегородской области и Красноярском крае.
Сейчас попрошу вывести на экран пост, который набрал самое большое количество «лайков», то есть больше всего понравился. Вот он: «Красноярцы ждут, когда начнётся переселение из хрущёвок. Если в Москве что‑то не нравится, проведите эксперимент у нас». Хештег «смотрю линию».
А сейчас предлагаю посмотреть видеовопрос, который пришёл к нам в колл‑центр.
Это видеозвонок из сервиса OK Live. Здравствуйте, Вы в прямом эфире. Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос Президенту.
Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович.
Я инвалид первой группы. Зовут меня Клавдия. Живу в городе Орёл. Скажите, пожалуйста, почему федеральным льготникам не выдают лекарства в полном объёме? Почему федеральный льготник должен добиваться лекарственного обеспечения только через суды? На протяжении шести месяцев я не могу получить жизненно необходимые препараты: цинакальцет, парикальцитол, мирцеру.
В.Путин: Я услышал то, что Вы сказали. Для меня это тоже странно, потому что Федерация в полном объёме обеспечивает финансирование для приобретения этих лекарств. Там могут быть проблемы, связанные с несвоевременными закупками, несвоевременным проведением…
Реплика: Я неоднократно обращалась к Потомскому Вадиму Владимировичу, Лялюхину Александру Анатольевичу, но в ответ я слышу лишь одно – Федеральный закон 422 о том, что федеральному льготнику начисляют снова 707 рублей 22 копейки. И они не могут нас обеспечить лекарственными препаратами в полном объёме на эту сумму.
В.Путин: Мы проверим, что они могут обеспечить, а что они не могут обеспечить. Есть ряд лекарственных препаратов и ряд заболеваний, так называемых орфанных заболеваний, по которым, точно совершенно, Федерация выделяет деньги, причём выделяет в полном объёме. Федеральным льготникам предусмотренные деньги выделяются также в полном объёме. Повторяю ещё раз: могут быть сбои, связанные исключительно с несвоевременным проведением тендеров и несвоевременными закупками этих препаратов. А денег им всем должно на это хватать. И Вам обещаю, – главное, не потерять, где Вы находитесь, я так понял, что это Орёл, город Орёл, – мы обязательно это проверим.
Реплика: Спасибо большое Вам.
Ещё можно один вопрос?
В.Путин: Пожалуйста.
Вопрос: Владимир Владимирович, если можно, узаконьте, пожалуйста, транспортировку больных на гемодиализ, туда и обратно.
В.Путин: Да, я помню, мы и в прошлом году говорили об этой проблеме, в том числе о возможности проведения даже гемодиализа на дому.
Что касается транспортировки, я, честно говоря, в такой постановке вопроса вижу эту проблему в первый раз. Я Вам обещаю, мы обязательно этим займёмся. И по поводу транспортировки тоже подумаем. Конечно, это потребует дополнительных затрат, но это дело очень чувствительное и очень важное для людей, которые страдают соответствующими заболеваниями. Обязательно проработаем этот вопрос и постараемся решить.
Реплика: Спасибо большое. Я очень рада была Вас услышать.
В.Путин: Спасибо Вам, Клавдия, за этот звонок.
Д.Борисов: Спасибо колл-центру.
И сейчас у нас есть возможность перенестись в Санкт-Петербург, на Балтийский завод. Там работает наш коллега Дмитрий Витов.
Д.Витов: Из Петербурга мы включаемся с достроечной стенки Балтийского завода. Здесь сейчас завершается строительство уникального судна – атомного ледокола «Арктика». Он станет преемником того самого легендарного, ещё советского ледокола, который в 70-х годах прошлого века первым в истории надводных кораблей дошёл до Северного полюса. Этот ледокол спустили на воду в прошлом году, в него уже загружен ядерный реактор.
Юрий Александрович, Вы мне говорили: суммарная общая мощность на гребных винтах?
Ю.Рыжов: Суммарная мощность на гребных винтах этого ледокола – 60 мегаватт.
Д.Витов: То есть, получается, правильно говорят в иностранной прессе, что это самый большой и самый мощный ледокол в мире?
Ю.Рыжов: Это самый большой, самый мощный и самый ледопроходимый ледокол в мире.
Д.Витов: Юрий Александрович Рыжов – главный специалист отдела строительства судов. Я скажу, если Вы не обидитесь, Вы – старейшина завода. Сколько лет Вы здесь проработали?
Ю.Рыжов: Я один из старейших работников завода. На этом предприятии я проработал около 50 лет.
Д.Витов: История Балтийского завода – это 160 лет. Получается, треть истории завода – это Ваша трудовая биография.
Юрий Александрович мне рассказал, что Балтийский завод всегда называли заводом-экспериментатором, уникальным заводом. Здесь были построены первые металлические корабли, первая русская подводная лодка 100 лет назад, здесь строили канонерки, броненосцы. В годы Великой Отечественной войны не прекращали производство, выпускали баржи для Дороги жизни. В трудные для страны годы, в 90-е, здесь продолжали строительство тяжёлых атомных крейсеров, таких как «Пётр Великий», эти крейсера сейчас несут боевую вахту.
Но мне рассказали мои собеседники, что наиболее трудным для завода оказалось начало 2000-х, когда сюда пришли частные владельцы, едва не обанкротили завод, потому что, судя по всему, больше всего коммерсантов интересует земля. Это центр города, Васильевский остров. Наверное, кому-то было бы выгодно построить здесь элитное жильё или торговый центр, но благодаря усилиям государства завод удалось отстоять. Правильно?
Ю.Рыжов: Да, это, безусловно, так. 2000-е годы, начало 2000-х годов, – это было, пожалуй, самое тяжёлое время для завода и его работников. Численность персонала сократилась с 12 тысяч человек в лучшие годы до 3 тысяч человек. Со строительства высокотехнологичных, совершенных атомных крейсеров, атомных ледоколов завод сошёл до строительства нефтеналивных несамоходных барж. Сейчас ситуация, благодаря вмешательству государства и помощи Президента страны, улучшается, мы имеем плотный график работы по государственным заказам до 2021 года.
Д.Витов: Юрий Александрович, Ваш вопрос непосредственно Владимиру Владимировичу.
Ю.Рыжов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!
В.Путин: Здравствуйте.
Ю.Рыжов: От имени работников Балтийского завода, всего трудового коллектива и себя лично прошу ответить нам, сказать, какова дальнейшая судьба Балтийского завода? Как просматривается будущее Балтийского завода в связи и сообразно планам Правительства в освоении Арктического шельфа и арктических проектов? Как будет учитываться в дальнейшем огромный, уникальный опыт Балтийского завода в строительстве атомных судов? Каковы планы модернизации, строительства и дальнейшего развития завода? Спасибо за внимание.
В.Путин: Балтийский завод – один из флагманов нашего судостроения. Мы говорим, только сейчас Вы сами сказали об истории завода. Я знаю, в каком сложном положении завод находился и в 90-е годы, и в начале 2000-х. Когда работал в Петербурге, мы старались завод поддержать, заказы сохранить. Кстати говоря, и для флота это было полезно, и завод сохранили. Неуклюжие попытки приватизировать, слава богу, в прошлом. Имею в виду именно неуклюжий, жульнический вариант.
Сегодня ОСК развивается, судостроительная корпорация, и завод развивается и будет развиваться. Мы видели Вас на фоне нового атомного ледокола «Арктика». У нас запланировано четыре таких судна. Вы, наверное, знаете об этом. Первый из них – «Арктика», потом «Сибирь», «Урал». Все они большой мощности, 60 мегаватт. Потом, к 2025 году, должен появиться ещё один ледокол, совершенно другого класса, гораздо более мощный, в два раза более мощный, чем те, о которых я сказал, и тот, строительство которого вы сейчас уже заканчиваете, – 120 мегаватт. Если эти колют лёд до трёх метров толщиной, для «Лидера» это будет вообще без ограничений, любой лёд может расколоть. Это всё новейшие технологии, и балтийцы их осваивают, осваивают очень быстро, на основе своего опыта и тех возможностей, которые предоставляют сегодняшние технологические разработки.
Поэтому что можно сказать? Средства у нас предусмотрены в бюджетах. Там есть, конечно, более отдалённые перспективы с «Лидером», пока, может быть, по финансированию не всё понятно, но я уверен, что мы и это сделаем.
Хочу обратить внимание, что таких атомных ледоколов в мире до сих пор нигде нет. В России есть, потому что нам нужно осваивать Арктику, о которой Вы сказали, нужно там закрепляться, и мы будем это делать. И в этом смысле работы хватит. Уверен, что коллектив не только сохранится, а будет развиваться. Хочу пожелать вам успехов.
Т.Ремезова: Владимир Владимирович, вопрос по теме с сайта нашей программы. Что мы так зацепились за Арктику? Ведь лет двадцать о ней никто не вспоминал, а сегодня даже на параде Победы части арктических войск. Огромные деньги направляются туда. Для чего это делается?
В.Путин: Если уж мы в теме оказались, то что можно добавить? Я уже в принципе начал об этом говорить. Арктика – важнейший регион, который будет обеспечивать будущее нашей России. Вот когда‑то Ломоносов сказал, что Сибирью Россия будет прирастать. Можно с уверенностью сказать, что мощь и возможности России будут прирастать Арктикой, арктическим регионом.
К 2050 году – я как‑то недавно на совещании, будучи в Арктике, говорил об этом, – к 2050 году примерно 30 процентов всех углеводородов будет добываться в Арктике. Уже сейчас там осуществляются наши крупнейшие проекты. «НОВАТЭК» строит целый завод в арктической зоне, целый город построил, аэродром, порт. Добычу начали в арктической зоне, уже началась добыча.
Поэтому с экономической точки зрения чрезвычайно важно, если климат будет меняться, иметь такие тенденции, несмотря на холодину сегодня в Москве, но тенденция будет сохраняться к глобальному потеплению, то это значит, что период навигации в арктической зоне будет увеличен. А это в свою очередь означает, что Северный морской путь будет использоваться гораздо интенсивнее, чем сейчас. Время прохождения судов [навигации] будет уже не полтора-два месяца, а четыре-пять.
И к этому региону проявляют активный интерес так называемые нерегиональные державы. И это хорошо, мы готовы с ними сотрудничать. Но мы должны обеспечить свой приоритет.
Я был недавно на Земле Франца-Иосифа. И мне те люди, которые там работают, рассказывали: там много туристов приезжает, в том числе из иностранных государств, и некоторые гиды уже вслух говорили тем, кого они сопровождали: «Эти острова раньше принадлежали Советскому Союзу».
Это должно нас насторожить – это наша территория. Поэтому нам нужно обеспечить точно совершенно использование этих маршрутов, хозяйственную деятельность на этих территориях, обеспечить свой суверенитет над этими территориями. Давайте не будем забывать и о чисто военной стороне дела: с точки зрения обеспечения обороноспособности страны чрезвычайно важный регион.
Не хочется здесь ничего нагнетать, но специалисты знают, что, допустим, американские атомные подводные лодки дежурят на севере Норвегии, подлётное время ракет – 15 минут до Москвы, и мы должны понимать, что там происходит, видеть, что там происходит, мы должны этот берег защитить соответствующим образом, пограничную охрану обеспечить.
И там, кроме всего прочего, с точки зрения стратегических вооружений трасса проходит как раз над Северным полюсом, возможно, не дай бог, думаю, до этого не дойдёт, но просто мы должны это знать, трасса пролётов ракет наземного базирования, находящихся на территории Соединённых Штатов, – это всё мы знаем, но мы должны обеспечить в том числе и систему СПРН, систему контроля за пусками ракет.
Это всё Арктика. Мы не занимались этим не потому, что это было не важно, а потому, что не могли, бросили это, как, к сожалению, очень многое жизненно важное для нашей страны. Теперь мы к этому вернулись, надеюсь, навсегда.
Д.Борисов: Санкт-Петербург, у нас есть возможность вновь вернуться к Вам, для того чтобы Вы задали второй вопрос.
Д.Витов: Мы здесь понаблюдали за работой рабочих. Вы знаете, это, конечно, уникальные люди. В тех условиях, в которых они работают, наверное, не каждый сможет.
Алексей Богданов, сварщик, например, рассказал мне, что профессии сварщика научиться можно, но сварщик-судостроитель – это только здесь, на стапелях и на достроечной стенке.
Но волнуют рабочих не только производственные проблемы, а также, как и всех петербуржцев, у них есть общие вопросы. Иван Братцев – строитель ледокола. Иван, у Вас есть свой вопрос, я сразу к Вам перехожу, задавайте.
И.Братцев: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!
Мы работники Балтийского завода. Строим самые мощные, самые большие ледоколы в мире, но у меня к Вам вопрос непроизводственного характера. Мне, всем балтийцам, всем жителям нашего прекрасного города очень интересно узнать Ваше личное мнение по поводу дальнейшей судьбы Исаакиевского собора.
Вы, как человек, родившийся и выросший в Санкт-Петербурге, считаете правильным оставить собор городу и сохранить его именно как музей-памятник? Или же передать Русской православной церкви?
В.Путин: Неожиданный вопрос, тем более из Балтийского завода.
Что хочу сказать, Россия – это светское государство. Таким оно сложилось, таким оно и будет. Это первый постулат.
Второе. После Октябрьской революции государство сделало всё, чтобы уничтожить наши духовные, религиозные корни. Действовало очень последовательно и жестоко. Многие церкви были уничтожены, снесены.
Тогда государство попыталось создать квазирелигию и Библию заменить кодексом строителя коммунизма. Ничего не получилось. Были снесены многие храмы, уничтожено большое количество священников, в прямом смысле уничтожены. В лагерях, просто расстреляны.
Далеко ходить не надо, здесь, в Москве, недалеко от того места, где мы сейчас находимся, снесён храм Христа Спасителя. Многие храмы были превращены в конюшни, мастерские. Слава богу, не поднялась рука уничтожить Исаакиевский собор.
Вы знаете, я, конечно, смотрел на эту проблему. Он действительно церкви никогда не принадлежал на самом деле, он всегда числился за государством, но и царь-батюшка был главой церкви, и в этом смысле можно сказать, что отчасти он и церкви принадлежал. Но он был построен как храм, он был построен как церковь, а не как музей, он был построен для отправления религиозных культов, для того чтобы люди там молились.
А там что устроили в советское время? Маятник Фуко повесили, чтобы подтвердить, что Земля вертится, то есть на самом деле это такой был музей атеизма, квазимузей атеизма, в известной степени такое тонкое издевательство над религиозными чувствами людей. Но его посещают сотни тысяч, миллионы людей, в том числе из‑за границы, это совершенно очевидный факт.
Поэтому да, у нас есть закон, по‑моему, 2010 года о передаче религиозных зданий религиозным организациям, и мы вроде бы должны исполнить. Вместе с тем у нас есть международные обязательства и другие законы, которые запрещают передавать в другие руки то, что является памятником архитектуры и находится под защитой ЮНЕСКО. Есть некоторые противоречия, но мы легко, на мой взгляд, выйдем из этих противоречий, обеспечив и музейную деятельность, и отправление религиозных культов. Я сейчас не хочу забегать вперёд, но такие решения, они же есть в мире. Скажем, в том же Ватикане собор святого Петра – там ходят люди, экскурсии проводят.
Поэтому нужно деполитизировать эту проблему, забыть о том, что она существует как таковая, с уважением относиться и к религиозным чувствам людей и не забывать, что это здание и сооружение строилось как церковь, а не как музей. Но музейная функция там, конечно, должна сохраниться.
Как выстроить эти взаимоотношения? На самом деле это не так сложно сделать, только не нужно ничего здесь накручивать и не нужно спекулировать на этой теме, не нужно людей возбуждать и использовать это как инструмент какой‑то мелкой внутриполитической возни.
Д.Борисов: И вновь колл‑центр, Мария Гладких.
М.Гладких: Да, коллеги, у нас, по статистике, женщины активнее: 62 процента дозвонившихся – это именно представительницы прекрасного пола. И сейчас насущный вопрос из Челябинска от Светланы Романовой.
Здравствуйте! Вы в эфире. Мы Вас слышим, говорите.
С.Романова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!
Меня зовут Светлана Владимировна, я из Челябинска.
У меня есть садовый участок. Я им пользуюсь с 1981 года. На этом месте построен садовый дом. Нарушений в строительстве не было. Рядом, в радиусе более 100 метров от участка, проходит газопровод.
И в 2014 году вышло постановление об увеличении охранной зоны – вместо 100 метров до 150. Вследствие этого пришла повестка в суд многим садоводам, где было принято решение о сносе домов за наш счёт без компенсации. Скажите, правомерно ли это? Будет ли закон, который нас защитит?
В.Путин: Вы знаете, опять к Балашихе возвращаюсь. Там жилые дома построили рядом со свалкой, которую сооружали в течение десятилетий, а здесь застройка произошла вдоль трубопроводов. Потом приняли решение о том, что нужно расширить эту охранную зону и теперь пытаются выселить людей. Справедливо или нет? Несправедливо.
Считаю, что этот закон надо изменить. Во всяком случае, те люди, которые уже построились там, – их нужно оставить в покое. Конечно, надо делать всё для обеспечения безопасности людей, но их нужно оставить в покое.
Можно не разрешать строить новых зданий, сооружений уже в 150‑метровой зоне, но тех, кто уже построился в 100‑метровой зоне, нужно оставить в покое. Сделаю всё для того, чтобы это решение состоялось.
Д.Борисов: Мы работаем в эфире уже третий час. В колл‑центре Наталья Юрьева собирает в том числе видеообращения.

Продолжение следует.
Post a Comment

assange



At midday on Friday 5 February, 2016 Julian Assange, John Jones QC, Melinda Taylor, Jennifer Robinson and Baltasar Garzon will be speaking at a press conference at the Frontline Club on the decision made by the UN Working Group on Arbitrary Detention on the Assange case.

xmas





the way we live

MAN


THE ENTIRE 14:02' INTERVIEW IS AVAILABLE AT

RC



info@exopoliticsportugal.com

BJ 2 FEV


http://benjaminfulfordtranslations.blogspot.pt/


UPDATES ON THURSDAY MORNINGS

AT 08:00h UTC


By choosing to educate ourselves and to spread the word, we can and will build a brighter future.

bj


Report 26:01:2015

BRAZILIAN

CHINESE

CROATIAN

CZECK

ENGLISH

FRENCH

GREEK

GERMAN

ITALIAN

JAPANESE

PORTUGUESE

SPANISH

UPDATES ON THURSDAY MORNINGS

AT 08:00 H GMT


BENJAMIN FULFORD -- jan 19





UPDATES ON THURSDAY MORNINGS

AT 08:00 H GMT

PressTV News Videos